Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> фантастика -> Наброски

Наброски

...На улице ей уже наскучило. Снующие и неспешные прохожие прогуливались туда-сюда, забегали в магазины и выскакивали на улицу из домов. Суета сует и всяческая суета...
День - серый и мрачно-осенний, навевал грустные мысли, и хотелось какого-то то ли мороженого с плиткой шоколада, то ли коньяку с палкой салями.
Арка старого желтого дома сталинской постройки, обсаженная почему0то веселыми зелеными деревьями так и манила заглянуть внутрь. И она пошла по направдени. Внутрь 0 любопытство гнало ее посмотреть, что там дальше.
Арка окончилась внезапно, не успев начаться. Она попала в помещение. Позади оказалась уже не арка, а рифленая тонкостенная плита профнастила, наглухо закрывавшая путь к отступлению. Стены вокруг были кипенно-белыми и впереди, над распахнутой дверью, высвечивалась золотая витиевато закрученная барельефная надпись "Р А Й"
В раю оказалось кремово-тихо и свежо пахло огурцами. Следующая за "прихожей" комната была пуста. Во второй занимались чистенькие детки, сидя на свежеструганных лавках и слушая чистенькую, чопорно, по-монашески одетую то ли педагогиню, то ли воспитательницу. Все они были тихи и улыбчивы. В третьей два всклокоченных мужика черпаками разливали из огромной растрескавшейся бочки по тонкогордым бутылям нечто, по запаху напоминающее вино. Мужики явно были хмельны, но к напитку губами не притрагивались. Несколько комнат спустя она набрела на кругленького, но не обрюзгшего рясоносного мужчину в круглой же белой и ровной, как у Санта Клауса бороде. Батюшка провел ее по другим помещениям, где ей тоже все скоро наскучило. "Ну, выходи тогда на свежий воздух, - посоветовал он ей благодушно. - Может, пройдешься да и вернешься обратно"... Впереди появилась распахнутая дверь. Вела она в серость и неизвестность.
... Она вышла из арки старинного сталинской постройки дома и очутилась на пустынной аллее. Абсолютно безлюдно. По краям обсажена аллея темными, серо-коричневыми силуэтами карагачей с облетевшими листьями. Только листьев почему-то нигде не наблюдалось. Справа протянута вдоль тротуара тонкая, коричневая же, газовая труба. А впереди внезапно проявился неизвестно, откуда взявшийся, вертлявый то ли придурок-парень, то ли дебильный подросток. Он как-то по-особому выгибался назад, продолжая двигаться вперед, подхватывал с тротуара обломки кирпича и резко выбрасывал их, норовя попасть прямо ей в лицо. Кирпичи сыпали рядом, не принося вреда. Но вдруг один, самый весомый, несколько раз кувырнулся в воздухе, - и резко толкнул в плечо, причинив острую, парализующую боль.
Она не стала кричать и возмущаться, как ждал парень. В два прыжка подскочив к нему, несколько раз тряхнула за грудки и, увидев осклабившуюся морду с желтыми зубами, схватила за ноги и несколько раз с размаху ударила головой о трубу, а затем и перехлестнула его так, как ленточку вокруг праздничного подарка. "Теперь не раскрутишься", удовлетворенно кивнула, отряхивая руки и подошла ко входу к какому-то странному магазину: входная дверь, похожая на самодельный железный гараж и кривая выцветшая вывеска, гласившая почему-то "Рай".
Второе возвращение в Рай было не таким спокойным. Первое же, что она увидела - изящного мушкетеристого вида мужчинка в оттянутом на коленях трико, однако ж в чистейшей белой рубашке, застегнутой на все пуговицы стоял, облокотившись на косяк входной двери и хитро смотрел ей в глаза, словно ждал давно уже, когда она явится. Он плавным и привычным движением подхватил ее под руку и повел "по интересным местам"", как он выразился. Первое интересное место оказалось жутким кафе с дискотекой, где совершенно разнузданные граждане всех полов и возрастов, обетые совершенно петушино-пидорски-ярко, отрывались, вихляясь и пытаясь подняться над толпой по каким-то мелким лесенкам, повсюду установленным там. Под музыку сверкала кислотно-радужные блестки, островками освещая разомлевшую в похоти толпу. Каждый излучал волны жаркого желания. Причем, не важно - кого подадут.
Ей не понравилось, она торопливо протолкалась с помощью мощного проводника, неизвестно отчего прилипшего к ней.
Он повел дальше, через зал отдыха, где люди орять0таки млели, лежа в креслах. Не понятно было, от чего именно. Курился какой0то дымок... Было светло и покойно. Даже чересчур покойно...
"Дальше!" - прокричала она ему в ухо, словно боясь, что ее не услышат.
Пошли в какой-то узкий коридорчик, похожий на желоб водопроводный тянувшийся вверх, как лестница, но без ступеней. По нему поднялись, наверное, на два этажа, причем, оба этажа, оставшиеся внизу, полны были пьяного, дебоширного народа, кислотных цветов и напряженной обстановки.
"Мне бы... Кхм... Водички попить. Жарко тут у вас." Он кивнул понимающе. "Это к медичке". Странное это слово резануло по нервам - интеллигентный человек, а говорит вроде деревенского мужичонки. Хотя, отвислые колени... Они прошли через ряд более спокойных кафе и дискотек, пробираясь через дырчатые полы, сваренные, похоже, из железного кузнечного брака, тщательного надырявленного "для дела". Там пили и весело болтали, не дойдя еще до той степени, когда "Домой вези! Куда ехать, говоришь? А тебе, гад, какая разница?!" Остановились возле бело-кремовой двери, Распахнув ее, она увидела привычный медицински-серьезный стол совковой конструкции, тетку в голубом халатике на голое тело и на заднем плане, где должна была находиться стена, две ванны, висящие в воздухе. За ваннами страшненькая, но молодая медсестричка в полурасстегнутом халатике, опустив голову вниз, что-то старательно делала внутри облупленной ванны, с серьезным видом поводя руками. Через секунду оттуда показалась голова и плечи обнаженные парня с блаженной улыбкой на лице. "Ой!.. Хорошо-то как!.."- Он откинулся к спинке ванны и запрокинув голову, заложил руки на затылок. Сестричка с тем же серьезным видом выпростала из-под ванны руку с пластиковой полулитровой бутылкой мутновато=белесой жидкости: "Чёт нынче очистка барахлит", озабоченно произнесла она. А парень, радостно икнув, припал губами к горлышку. "Медичка" за столом сделала приглашающий жест, указав на вторую ванну. "Раздевайся давай," проворчала сестричка, - А то, вишь, очередь выстраивается. Сёдня народ пить хочет, праздничаем..."
На изумление спутницы мужчина в оттянутом трико пояснил, что жидкости на всех не хватает - приходится перерабатывать "на медтехнике" мочу и пить, удовлетворяя естественные потребности.
Так это что ж, пивной что ли, Рай? Вопросила она в изумлении. Это был не тот рай...
* * *
... Старый подъезд двухэтажного двухподъездного деревянного дома дышал радушным гостеприимством. Желтые стены дома навевали солнечные мысли и почему-то заставляли уголки губ подниматься вверх. Она поднялась по скрипучим и широким деревянным темно0коричневого цвета ступеням, с облупившейся по центру, где чаще ходят, краской и рассохшимся от времени, но все еще крепким, на первый этаж и позвонила в дверь третьей квартиры. Дверь открылась, пропуская тех, кто пришел вместе с ней, а она осталась на площадке, ожидая чего-то.
Наверх, на второй этаж, вела длинная, как на небо, лестница с такими же широкими, но менее облупленными ступенями. И перила, массивные деревянные перила, словно сделанные специально под широкую мужскую руку, сияли чистотой и, казалось, не было на них ни пылинки..
Квартирная дверь все так же оставалась полураскрытой и оттуда, изнутри, слышались шум и похохатывания, разноголосица и шелест шагов. Это ее не интересовало. Там шли какие-то непонятные переговоры, совершенно вне ее компетенции.
Наверху послышался щелчок дверного замка и странные припрыгивания, снова щелчок, и через минуту вниз, с заоблачных и божественно-непознанных высей спустился... бюст. Его можно было бы назвать "Незнакомка" или что-то в этом роде. Мелово-белый (или -ая?), с ярко накрашенными губами, он живенько спрыгивал со ступеньки на ступеньку, жизнерадостно напевая что-то. Глаза, как ни странно, гипсовые и НЕ живые, смотрели во все стороны, выпуклые зрачки повернулись в ее сторону и Незнакомка остановилась: "А вы к Бузловым? К ним в последнее время гости зачастили. Хозяева ругаются, говорят, спать не дают по ночам. И пыль с пола наверх поднимают. Ходят, видно много и шумно. А я убираю, убираю..." "А вы, извините, кто?" "Я? Горничная у Стрижевских". От изумления у нее на некоторое время даже не возникло вопроса: как можно что-то убирать, не имея рук? Однако, как0то само собой вылетело замечание: "Напрасно вы так пудритесь. Слишком мертвенно0бело получается. Не надо бы так"... Странная горничная безрукая в изумлении расшщирила глаза и промолчала. Однако уходить никуда не собиралась. Ей отчего0то был интересен сам факт разговора что ли...
"А Стрижевские когда приходят?" = поддержала разговор Она. "Ой, правда! Они ведь уже совсем скоро!.. Немного времени осталось!" И спокойно, без прежних дерганий, установилась н6а полу перед Ней. Внезапно откуда-то "проросли" розовые, совсем человеческие руки и ноги, одетые в черное спортивное трико. Розовое личико с каре-рыжими глазами, такое же розовое, два кокетливых шатенских хвостика на затылке... "Меня Светлана зовут," -протянула она крепкую длинную ладонь с длинными узкими пальцами. - "Пойдем в гости, пока хозяев нету?"
Ей так давно хотелось заглянуть туда, в непознанные выси!..
"Пойдем".
Подъем наверх был столь же стремителен, сколь долог. Мгновенье и - вечность прошли с той минуты, как они начали восхождение. Щелкнул замок, растворилась матово-бронзовая входная дверь...
Началось все с гостиной, не с привычной прихожей. Мореный дуб - в таких тонах выглядело здесь все. Красно-коричневый старинный, но очень ухоженный комод с витиеватой резьбой на ящиках и филенках, пухлые бока его напоминали пышные праздничные пироги. Такие же горки со старинной изящно-фаянсовой китайской посудой и стадами матрешечно выстроившихся мещанских слоников... Круглый журнальный столик под окном - красно-коричнневый, с резными цветами на филенках... Два глубоких кресла, обитые малиновым плюшем... Красно-плюшевый диван у стены с подушками по углам... Светлана походя смахивали невидимые пылинки, подбирала микроскопические соринки м напевала что-то, продолжая двигаться.
Вторая дверь распахнулась в розово-сливочную спальню. Огромная кровать под балдахином занимала почти все пространство.
"Слушай, надо что-то приготовить, а не из чего... " - Светлана растерянно посмотрела на Нее. "Так на рынок надо пойти! Давай выйдем на улицу!"Светлана недоуменно уставилась на Нее: "Это еще зачем: Пойдем!"
Через анфиладу комнат они прошли, и когда распахнулась последняя - оказались прямо на рынке. "Как это?!" "Просто. Ты задумываешь попасть куда0то 0 и четвертое измерение выдает тебе то, что ты хочешь. Что ты сейчас хочешь?" "Ну... Курицу копченую". Светлана заглянула в распахнувшийся им навстречу железный гараж, где на пустынном верстаке вкусно поблескивала каплями жира выступившего курица, поджав ножки и распространяя вокруг себя копченые ароматы. "Это... что - четвертое измерение?!" "Ну да. Ничего особенного. Сейчас щей возьму и жареной картошки с грибами солеными - Аделаида Пална их обожает. А нам приготовим канапушек из креветок с сыром и прованскими булочками". Все требуемое имелось в раскрывшем калитку, а затем и дверь очаровательном домишке голландского типа, стоящем справа у тропинки, по которой они шли вдоль плетеных изгородей, за которыми нисколько не прятались разнолалиберные и разномастные дома? Украинские хатки и бревенчатые добротные избы, каменные особняки и приземистые дощатые летние домики веселеньких расцветок.
"В зависимости от того, что именно ты хочешь - появляется то строение, которое соответствует твоему запросу, - пояснила Светлана. - Потому и разные".
Они прошлись еще немного вперед, затем свернули налево и оказались перед полуприкрытой небрежно обитой обшарпанным дерматином дверью. За ней была гостиная Стрижевских. "Извини, тебя уже заждались, - произнесла Светлана, ставя все свои "покупки" прямо на пол и протягивая курицу Ей в руки. Дверь входная сама собой отворилась. - Ты заходи. А насчет бледности... Я подумаю. Бронза тебя устроит?"
И она мгновенно вобрала в себя руки-ноги, став снова бюстом, только теперь - бронзовым.
* * *
Волга - река удивительно извилистая и шаловливая. Она так вихляется, что есть в одном ее месте городок, в котором, я, прогуливаясь недолго, вышла на берег, где взору открылись изумительные виды. А мне и говорят, мол, ты еще не то увидишь. Если идти в обратную сторону, то на том конце города откроется тебе тот же берег реки, только с нашей, городской стороны. Я, конечно, опрометью туда.
И вот, стоя на одном берегу, пристально вглядевшись, прекрасно вижу себя саму, стоящую на противоположном берегу реки и в меня вглядывающуюся. Мне лично этого оказалось мало. Разглядев себя, тут же захотелось с собой, умным человеком, пообщаться, нахвататься, как говорится, пары мудростей на будущее. И двинула вброд через Волгу. Ну, поболтали мы от души. А на прощанье даже подарки друг другу подарили, чтобы было чем доказать факт самообщения: мышами от ноутбуков обменялись - не сам же ноутбук дарить, чтобы она (или я?) мои гениальные мысли потом использовала!.. Вот она, мышка беспроводная, мини, черно-серая, приятно бархатистая на ощупь... Точь-в-точь как моя собственная. На ней даже вмятинка от царапания ногтем осталась, когда я ее по злобЕ цапанУла. Мышка подарочная всегда под рукой...
07 апреля 2009 г.


Отзывы читателей:
Ваш отзыв будет первым!


Оставьте свой отзыв к статье "Наброски":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Наброски":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Фасетчатый мир
  • Шкаф
  • Пауки-убийцы
  • Кукленыш

  •  
     
    © 2005 - 2019 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Наброски" без письменного разрешения запрещена.