Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> Наследница богов -> Глава седьмая, в которой герои попадают на Ярмарку

Глава седьмая, в которой герои попадают на Ярмарку

Никогда не будь уверен наверняка, что ты – исконный и заурядный житель этого мира. Светка, поверив в это, сильно ошиблась.

Лучше не надеяться на серую реальность. Потому что, возвращаясь однажды с работы, ты можешь повстречать странное существо, которое объявит тебе, что ты – отпрыск старых богов, и пора вступать в наследство. Однако право наследования придётся ещё завоевать в чужих мирах, странствиях и битвах.

Не верить? Но наутро прогнозы начинают сбываться:

  - Одежда для странствий необходима, - убедительно провозгласил эльф, едва они вышли из леса, который их новый товарищ знал, как свои пять пальцев. И не сделал ни одного лишнего поворота, выведя всю компанию к ближайшей наезженной дороге. - И ездовые собаки. Надо беречь силы.
  Светлана и Бороман не протестовали - истину невозможно оспорить. Однако, на какие шиши рассчитывать, не имея ни гроша в кармане? Светлейший лишь привычно улыбнулся кончиками губ, произнеся одно слово: "Ярмарка". Значение оба постигли через два с небольшим часа, подойдя к посёлку, по обычаю здешних населённых мест ничем не примечательному с первого взгляда. Посёлок не окружали ни высокие стены, ни глубокий ров, не выставлена была вооружённая стража у ворот. Да и ворот как таковых не существовало вовсе. Обозначен сей пункт покосившейся табличкой на тоненьком столбике, давшем свежие зелёные ветки (видно, поскупились устроители града на новое бревно, да и стесали кору с живого деревца, обрезав у него макушку), как "Земляной град". Град ли в виде осадков дал имя месту либо имелись у здешних управителей мечты сделать его истинным городом - неизвестно. Однако приписка ниже маленькими кривыми буковками гласила: "Всяк, кто войдёт сюда впервой, волен играть в любые игры, дав горсть земли хозяину Дома". По прочтении напутствия. Светлана на всякий случай прихватила горсточку серой придорожной пыли прямо под ногами, вложив сие сокровище в карман - благо материал плотный, - и то же проделали вслед за ней её спутники.
  Метрах в двадцати седая дорога, при каждом шаге вздыхавшая под ногами и поднимавшая пыльный серо-бурый гриб до колен, перечёркивалась длинной сучковатой палкой-шлагбаумом, невесть каким образом удерживавшейся на двух валунах. На левом камне примостился запылённый старец с сумой на плече, справа от него возвышался некто длинный и тощий, в старых, но начищенных сапогах и весёленькой блестящей же шляпке с опущенными на глаза полями. Приблизившись, Светка углядела спереди даже прорези для глаз и странную измятость материи... Присмотревшись, она поняла, что это и не матерчатая шляпа, а своеобразный аналог шлема, изваянного с помощью молотка из обычного жестяного ведра.
  Субъект донкихотовского облика развернулся в их сторону, оставив разговор со старцем и неожиданно басовито потребовал плату за вход: "Чай, на ярманку идёте-та!" Старик же, распахнув сумку, потянулся к ним всем телом, приговаривая: "Пятадцать золотых кассиру прошу, господа! Пятнадцать золотых с каждого продающего и покупающего лица! Попрошу!" В тоне его голоса слышалось что-то от крупье: "Ставки сделаны. Ставок больше нет". При этом рыцарь печального образа вытянул из-за спины проржавевший меч и встал в подобающе угрожающую позу.
  Светка растерялась совершенно: откуда им взять золотые, если у них и серебряных-то нет?! И не было никогда! По крайней мере, в этом мире. Гном потянулся за своим мечом, а эльф просто снял с плеч плащ. И жестом фокусника, прячущего кролика в шляпу, накинул его сверху сразу на всех троих. Прикрыв себя, Светлану и Боромана. Вероятно, путники превратились в невидимок, потому что забавные стражники с изумлённым видом переглянулись, тощий рыцарь попятился и едва не упал, споткнувшись о низко стоящий "шлагбаум". А старик сделал перед глазами нечто вроде крёстного знамения - круговое движение щепотью сложенных пальцев, бормоча: "Спаси Святая Плоть"...
  Путешественники беспрепятственно вошли в ярмарочный городок, оставив двоих пограничников гадать в недоумении, кто же их посетил: виденье ли то было, либо злобные духи явились опустошить местечко. Сойдясь через некоторое время во мнении, что в любом случае лучше оказаться посторонними свидетелями, чем явными участниками, оба успокоились и продолжили играть в интересную игру: кто дальше плюнет. Выигрывал дед. И в кармане его уже звенели сегодняшние победные десять медяков. Дон Кихот плевался плохо и оттого весьма злился.
  Отойдя на десяток-другой метров, эльф бережно снял плащ и повесил его на руку. Так, по-джентльменски укутав руку плащом, он и повёл приятелей по улице.
  Покосившиеся деревенские домики, крыши, крытые соломой, из-за густых плетней с любопытством выглядывали чумазые ребячьи мордочки, в окнах маячили столь же интересующиеся чужаками старушечьи личики. Ни представителей мужского населения, ни женщин старше четырнадцати и младше семидесяти поблизости не наблюдалось. По дороге горделиво вышагивал впереди лишь огромный белый гусак, предводительствующий трёх неторопливых гусынь, тихонько погогатывающих что-то себе под нос. Гусак гыкнул несколько раз грозно в сторону незнакомцев - и успокоился, заметив, что те к нему никакого интереса не проявляют. Только из одной калитки опрометью выскочил подросток лет пятнадцати-семнадцати и побежал, вздымая босыми ногами клубы едко-рыжей пыли.
  - Нам туда. - кивнул на него эльф. Все трое убыстрили шаг, но догнать паренька не оказалось никакой возможности. Да и не стоило стремиться - дважды свернув в нужном направлении они вышли на открытое пространство, кишащее празднично одетыми и шумливыми жителями. Настоящая жизнь посёлка искрилась бижутерией, подпито веселилась, икала и ругалась на все лады здесь.
  Эльф, раздвигая руками толпы прохожих, словно опытный пловец в штормящем море, приблизился к серой палатке балагана, расцвеченной яркими картинками из жизни стрелков и охотников, сделанными нереально красочно, словно китайскими фломастерами. За прилавком добродушно усмехалась дородная гномиха, рядом с ней покачивалась от движения тёплого воздуха табличка из тонкой берёсты, обещая денежное вознаграждение за каждые четыре удачных выстрела и требуя платы за столько же промахов. На выбор стрелкам предлагались выставленные здесь же, на прилавке лук, арбалет и праща. Зеленоглазый растянул углы рта и ткнул пальцем в лук, гномиха протянула четыре стрелы и отодвинулась. Благородный сложил ладони вместе и быстро-быстро повращал, разминая пальцы, похрустел каждым в отдельности и только после этого наложил стрелу, натянул тетиву... Одна угодила точнёхонько в центр нарисованной красным мишени. Три последующие стрелы аккуратно вошли в первую, превратившись в невиданное оперение. Хозяйка аттракциона замерла с открытым ртом, не сразу отреагировав на протянутый эльфом лук.
  - Это невозможно! - Её губы дрожали, руки скрестились на груди в жесте отрицания. - Такого ещё никогда не случалось! Ещё раз, пожалуйста, чтобы избежать ошибки. - Она протянула стрелку новые стрелы, и он тем же жестом уложил первую в яблочко, а три поочерёдно насадил на самый кончик первой. Они покачивались от тока воздуха, но держались прочно. Поражённая хозяйка с благоговением протянула победителю вместе с двойным выигрышем - тридцать полновесных монет - лук с четырьмя стрелами.
  - Возьми, ты мастер, каких не видел мир! Пусть твоё останется с тобой!
  Едва приятели отошли от балагана, место эльфа занял наблюдавший за стрельбой подросток в сопровождении двух друзей. Видно, те загадали славно набраться пивом на выигрыш. Парень сложил ладони по-эльфийски, покрутил ими из стороны в сторону, погнул пальцы и взялся за предложенный лук, в несколько мгновений опустошив тетиву и рассыпав стрелы по всей палатке, даже не попав в стену. Он так изумился неудаче, что долго ещё и всерьёз размышлял над словами гномихи, сообщившей ему, с трудом пряча улыбку: "Знаешь, почему у тебя не получилось? Пальцы-то ты размял, а вот глаз размять забыл!" Приятели, отдав остаток денег за повторную стрельбу, так и отошли, рассуждая, как это они не заметили глазных приготовлений мастера.
  Между тем, эльф со товарищи заглянул ещё в два тира, сорвав изрядный куш, а оттуда путники зашли в лавку, куда прямо перед ними вошла сухощавая покупательница и, обращаясь в никуда, засунув руки подмышки, что-то напевая под нос, стала, низко наклоняясь, осматривать ряды товаров. Оглядев и, периодически выпуская ладони из подмышечного плена, ощупав каждую вещь, она произнесла, делая длинные паузы между словами, громче и настойчивее:
  - Ну, и кто здесь продаёт?
   На что хозяйка лавки, скрывшаяся в дальнем углу и отвернувшаяся к ящику с товарами, с некоторым испугом, но живенько прокричала ей, что они завтра переезжают.
  - Ну, мы же не завтра пришли, - резонно возразила покупательница.
  Продавщице пришлось выйти из укрытия и обратить взоры к настойчивой клиентке. Та, не вынимая рук из подмышек, сообщила:
  - Так... Вот у нас тут... имеются четыре груди... И все разные. Две маленькие девочковые...
  - И две - мальчиковые? - с готовностью подсказала служительница.
  - Нет. Наши вот с сестрой - старушьи, - уточнила та, продолжая рассеяно высматривать что-то в развешанном и просмотренном белье. - И надо нам всем что-то подобрать. Размеров я не знаю.
  Приобретя пару пастушьих сумок, два добротных серых плаща, шляпу ковбойского фасона для Светки и художественно оперённый берет гному, они ушли, оставив странную посетительницу с четырьмя почему-то парами невидимых случайному глазу грудей искать нужные слова для выражения собственных мыслей.
  В соседней - продуктовой палатке путники затарились всякой снедью - в основном, на вкус эльфа-владельца выигрыша. "Главное - всё экологические чистое и вегетарианское, - пошутила Светка. - Никакого тебе химического обрабатывания и мяса. Просто ешь и здоровей!" Эльф посмотрел на неё с привычной снисходительной улыбкой и промолчал.
  И тут их догнала давешняя настойчивая дама из лавки с товарами.
  - У нас, конечно, особых разносолов нет, - завела она издалека, - но мы с сестрой всегда рады гостям. А уж вам особенно. Мы тут недалеко живём. Зайдите. А то я ведь обидеться могу. Вам-то всё равно, а нам приятно.
  Обе руки незнакомки отягощали огромные матерчатые сумки с увесистыми покупками. Светлана вгляделась и увидела, что одета дама была совсем не по-деревенски, и даже с претензией на изящество. Запылённые черные туфли-"балетки", несколько обшарпанные, со следами от крупных зубов, длинная чёрная юбка с огромными красными розами по подолу и красная блузка с тонкими чёрными полосами выдавала городской стиль. А аккуратно подстриженные и завитые волосы обрамляли аристократический треугольник лица с серо-голубыми глазами, прямым носом и пухлыми губами. Дама рассматривала доброжелательно-внимательным и изучающим взглядом.
  - Извините, - Светлана старалась говорить как можно деликатнее, но отказ - сам по себе не всегда деликатен, и с этим приходится мириться. - Мы Вас не знаем, как же мы пойдём к вам в гости? И почему Вы должны обидеться, если не придём?
  - Кассандра. Вы - Света. - Она тотчас поставила сумки на землю и протянула Светке крупную, но худую костистую ладонь, пожала автоматически протянутую в ответном жесте руку, так же провела процедуру знакомства с гномом и эльфом. - Бороман... Я только его имени, пожалуй, не знаю. - Кассандра внимательно, с лёгким прищуром заглянула в лицо светлейшего, и тут Светлана догадалась, что та плохо видит. - Пойдёмте!
  Она далеко, словно циркуль, выбрасывая длинные жилистые ноги, зашагала прочь от ярмарки, в абсолютной уверенности, что приглашённые идут следом. Светка взглянула на браслет - ровное розовато-сиреневое сияние не предвещало неприятностей, пожала плечами и улыбнувшись, махнула рукой спутникам, предлагая всё же навестить новую знакомую. Гном согласно кивнул и улыбнулся, эльф постоял в раздумье, но всё же согласился.
  И впрямь Кассандра жила недалеко от центральной площади, в небольшом облупившемся двухэтажном домике с крошечным балкончиком под крышей, на перилах которого грелась в лучах тёплого солнца маленькая трёхцветная кошечка. При виде хозяйки она соскочила внутрь и призывно замяукала.
  - Опять никто не прогуливал животинку. - негромко проворчала та, ставя сумки у входной двери и стуча в неё кулаком. - Столько народу дома, а дела до неё никому нет. Её ж нельзя одну, без присмотра выпускать - собака загрызёт. - Из-за дома выскочил крупный щенок и, виляя всей задней частью туловища, подбежал к Кассандре, радостно повизгивая. Она привычным движением потрепала его за ушами, тот боднул её руку головой и попытался проникнуть за гостями в дом, но дверь сама собой закрылась перед его носом. Пёсик обиженно тявкнул и царапнул дерево лапой. - Сейчас накормлю, - успокоила его хозяйка изнутри. И тут послышались торопливые шаги, и по винтовой лестнице сверху ссыпались две девчушки, а за ними спустилась... вторая Кассандра.
  - Сестра моя, Ариадна, наши дети - Ия и Ангелина, - представила их Кассандра. - Мужья достались магам. Мы - такие же беженцы, как вы. Только сделать им вот так же больно не сумеем.
  Светлана с изумлением осматривала странное семейство с греческими именами. Ничем не примечательные тётки, кроме, разве что внешности сестёр-близняшек. Правда, есть в них нечто классическое - идеально прямые носы, треугольные лица...
  - Какие у вас интересные имена! - решилась отметить она.
  Кассандра грустно усмехнулась: "Родители очень любили читать", - она прошла в комнату, вернулась с книгой, на обложке красовалось название: "Легенды и мифы Древней Греции". "Это книга из твоего мира. Маги посылали туда отца. На разведку. А потом родителей затравили собаками - чтоб они никому не рассказали лишнего", - она печальными глазами взглянула на сестру.
  Сестра Ариадна неотрывно смотрела на Светку, губы её шевелились. Светлана прислушалась и уловила отрывки фраз двух сестёр:
  - Как думаешь - сработает?
  - Да бредишь ты что ли?! Не чужая она нам всё же! А, сама знаешь, это многое меняет!
  Внезапно Ариадна закрыла глаза и провозгласила с трагическим взмахом руки:
  - Посмотри на них! Победители! У них всё получится!
  На что Кассандра досадливо махнула рукой:
  - Это и ребёнку видно. Ты накорми их лучше своей кашей с жарким что ли... Они с дороги всё-таки... А после посмотрим их путь. Чтоб не слишком метаться, - загадочно договорила она.
  На втором этаже, куда поднялись хозяйки и гости, оказалась просторная столовая, обставленная явно старинной и тяжеловесной мебелью красного дерева. Усадив пришедших за круглый стол с резными ножками, Кассандра вышла "на минутку выгулять кошку", Ариадна между тем подала гигантское блюдо с невиданным куличом из пшённой каши. Украшали сооружение педантично выложенные по краям крошечные розовые мясные кусочки. Разрезав "кулич" почему-то на восемь равных частей, кулинарка выложила их на тарелки, смущённо пояснив при добавлении жаркого каждому: "Это из рыбы".
  Куличную кашу девочки есть отказались наотрез. Поковыряв её вилкой, Светка вполне одобрила их решение: пшено оказалось сырым внутри и разваренным снаружи, даже маленькие обкуски просто не пропихивались в горло. А вот кусочки рыбы приготовлены были удивительно вкусно: нежное мясо таяло во рту, корочка хрустела на зубах. Едоки так увлеклись, что к приходу кошки с Кассандрой последней остались лишь куски сухого, но не рассыпающегося пшена. Однако та, похоже, нисколько этим не огорчилась.
  Усевшись к столу, она устало улыбнулась, придвинула к себе бокал с чаем из местных, пахучих листьев, выложила купленные в лавке рассыпчатые печенья, потрогала волосы у себя на затылке.
  - Посмотрите на неё, - проговорила спокойно, указывая раскрытой ладонью на Светку. - Такими мы никогда не были. У нас бы и не получилось так. Она - поведёт за собой. Но победа её трудна и опасна. Позади - кровь, страдание души, метания сердца, игра ума и смертельный ужас, побеждённый добротой. Впереди - серость, смрад и грязь. Ещё дальше - ужас и спасение в белых одеждах, смерть и победа добра над яростью и злобой. И сквозь всё это пройдёт любовь. Ну. Кто ещё так сумеет? Никто.
  Прослушав посвящённый ей кроссворд с вкраплением ужастиков, Светлана переглянулась с товарищами и подумала, что старик-Нострадамус, должно быть, был таким же великим путаником. Хотя, будем честны, иногда и он попадал со своими выдумками в кон.
  - Да. Сегодня вы разбогатеете. На окраине есть игорный Дом. Снесите туда взятую у дороги землю - и получите достаточное вознаграждение, - продолжала пророчица. - Не пугайтесь нынешних врагов - они сами убегут от вас. А завтра - осторожничайте и боритесь. А сейчас сестра расскажет вам дорогу.
  К удивлению собравшихся, Ариадна не стала значительно взмахивать руками и закатывать глаза, как давеча у лестницы. Она будничным движением потянулась рукой в сторону окна, схватила что-то, словно пылинку поймала и протянула Светлане. В ладони её дрожал комочек солнечного света.
  - Он поведёт вас, и выведет отовсюду, - проговорила странная женщина. - Не теряйте его - дорога с ним будет короче и проще.
  Аудиенция на этом завершилась, хозяйки радушно проводили гостей, Ия и Ангелина развеселились, толкаясь у порога и пытаясь обнять каждого, в особенности обе старались допрыгнуть до шеи эльфа. Тот невозмутимо возвышался над толпой, привычно едва уловимо растянув губы в лёгкой улыбке.
  Щенок на улице увлечённо догрызал оставленные Кассандрой у входа туфли.
  Найти игровой дом с ариадниным проводником оказалось просто и быстро. Прямо по улице, затем несколько поворотов направо-налево, снова прямо. И - вот уже они остановились у изящной кованной ограды в полтора человеческих роста с бравым охранником у ворот, в сером мундире и с мечом за плечами. Рядом сидели три готовых к прыжку чёрных волкодава. Мимо таких невидимкой не промелькнёшь.
  Обменяв у мундироносца горсть земли на сотню полновесных золотых монет (говорили, будто эти крохи хозяин собирался использовать на строительство острова в центре морей - рядом с эльфийским. Ещё рассказывали, место было уж слишком сказочное - чистая вода вокруг, рыбы говорящие, стая мудрых дельфинов, целительные водоросли... Но пуще всего хозяину игрового дома хотелось добраться до эльфийских знаний, их невероятного могущества и долгожительства - по меркам человеческим почти бессмертия. Такое, собственно, мелкое, но могущественное божество без всякой ответственности за творения. А как это сделаешь, если жить будешь в отдалении? А присоседившись вдруг что и узнаешь. Навезенная земля, шептались люди, растворялась в море, а якобы внесённая в качестве подаяния оставалась на месте. Кто знает, может быть оно и так! Хотя, можно ли считать подаянием обменённую на деньги горсть земли?)
  У большого срубового дома, украшенного кусками разноцветной материи, в ожидании сидели на привязи несколько упитанных благородных ездовых псов. Одна лежала в сторонке без вожжей, не привязанная, печально опустив длинную узкую голову на вытянутые перед собой лапы. Почуяв приближение незнакомцев, приподнялась и издала звук - то ли тихонько взвыла, то ли попыталась подать голос, но не смогла. Эльф приостановился, оценивая стать, и остался с ней, отдав горсть припасённой земли Светлане.
  Играть в кости они, разумеется, не стали. Потолкались среди игроков, нашли двух безутешных, проигравшихся в прах, выторговали у них трёх собак за пригоршню. Оставив осчастливленных землевладельцев отыгрываться, вышли на улицу, выменяв остатки пыли на золото. Эльфа поблизости не оказалось.
  - Так и думал, - проворчал гном, сердито озираясь и пряча за пазуху небольшой свёрток в грязной тряпице. - Сбежал. Что возьмёшь с эльфа?! Хорошо ещё, проводник у нас остался.
  Они выпустили клубок света на дорогу, и пошли за ним. Но не успели пройти и десятка шагов, как из подворотни выскочили пятеро вооружённых дубинками дюжих молодцев в повязках с прорезями на глазах. С гиканьем молодцы окружили их и потребовали выкуп за освобождение. Гном привычным движением выхватил меч из ножен, встал спиной к Светланиной спине, прикрывая её собой. Парни отшатнулись, но остались стоять на месте. "Выкуп или рабство!" - патетично провозгласил один из них, вынимая из-за пазухи нечто крошечное. Остальные раздвинулись и беспокойно задышали. Парень посадил вынутую букашку на дорогу, шепнув ей что-то. Она вздулась, оказавшись мелким паучком на тонюсеньких мохнатеньких ножках. Светка засмеялась. Бороман прочертил мечом борозду, через которую членистоногое переползти сумело бы лишь за несколько минут.
  И тут паук словно вздохнул несколько раз, на глазах вырастая то до размеров воробья, то уже напоминая кошку, затем став больше крупного ездового пса. Он просел под собственной тяжестью, развернулся всем телом к "пленённой" парочке, и им стали видны его многоцветные фасеточные глаза, многократно отражавшие их изображения. Он вздрогнул и... плюнул направленным потоком слюны, спеленав обоих сразу. Бандиты захохотали, глядя, как гном пытается мечом разрезать сопливые нити мгновенно слипающиеся между собой. Они всё еще осторожничали рядом с чудовищем, но уже чувствовали себя удачливыми захватчиками.
  И тут прямо в центре дороги появился светлейший. Рядом с ним спокойно стояла давешняя собака, ожидая его приказов. Однако он не стал отдавать команды. Мгновенным движением вынул лук, наложил стрелу и послал её в глаз монстру.
  Словно из надувной игрушки вынули пробку - паук взлетел на воздух, беспорядочно порхая вдоль улицы сдувающимся воздушным шариком и упал букашкой под ноги эльфу.
  Нападавшие, едва сообразив, что случилось, бросились наутёк с криками: "Стрелок! Стрелок!"
  - Подростки, - произнёс он, словно это могло что-то объяснить, бросив взгляд в их сторону. Никто не заметил, как он подобрал крошечного монстреныша и положил его в пустой кошель.
15 декабря 2013 г.


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы читателей:
Ваш отзыв будет первым!


Оставьте свой отзыв к статье "Глава седьмая, в которой герои попадают на Ярмарку":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Глава седьмая, в которой герои попадают на Ярмарку":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Глава шестая, в которой происходит столкновение с собаками магов
  • Глава пятая, в которой случилась охота магрока в Таинственном Лесу
  • Глава четвёртая, в которой у Светки требуют документы и просят нарисовать портрет черепа
  • Глава третья, в которой Светка оказывается в Начале Пути
  • Глава вторая, в которой встречаются Посланец и Искатель

  •  
     
    © 2005 - 2019 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Глава седьмая, в которой герои попадают на Ярмарку" без письменного разрешения запрещена.