Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> Наследница богов -> Глава двенадцатая, в которой Светке скажут, кто знает дорогу

Глава двенадцатая, в которой Светке скажут, кто знает дорогу

Никогда не будь уверен наверняка, что ты – исконный и заурядный житель этого мира. Светка, поверив в это, сильно ошиблась.

Лучше не надеяться на серую реальность. Потому что, возвращаясь однажды с работы, ты можешь повстречать странное существо, которое объявит тебе, что ты – отпрыск старых богов, и пора вступать в наследство. Однако право наследования придётся ещё завоевать в чужих мирах, странствиях и битвах.

Не верить? Но наутро прогнозы начинают сбываться:

  Забавное Светкино приключение, как-то незаметно переросшее в затянувшийся боевичок с элементами боевой магии, как ни странно, начинало всё больше и больше ей нравиться. Мало того, возвращаться назад, в оставленную квартиру, а потом и к коллегам по работе - вечно зудящей мастерице-косметологу Сюзанне и заторможённой, жадной до сплетен стилистке Лене - страшно не хотелось. Что там её ждало?! И кто? Бабушка умерла в прошлом году после третьего инфаркта, сражённая наповал хамством навеки пропившегося соседского пацана, которого не забирала уже вызываемая жильцами подъезда бригада милиционеров - привыкли. Пацан поливал мочой стену лестничной площадки, не в силах встать на ноги, сидя на корточках, пыхтел и икал, когда пожилая женщина стала спускаться вниз, чтобы выйти в магазин за продуктами. Не надо было ему ничего говорить. Но бабушка же не могла молча пройти мимо, правдолюбка! Он похабно обругал её, переключившись со стены на старуху. Та продолжила спуск, поджав по обыкновению губы и покачивая головой. А на выходе из дома потеряла сознание и упала. Врачи приехали поздно. Её уже не спасли...
   Мамы не стало очень давно - Светлана очень плохо помнила её, только по фотографиям. Бабушка рассказывала, что на неё напали бандиты в подворотне, когда та возвращалась с работы, задержавшись на лекциях в университете. Хулиганы ничего не взяли, просто избили до бесчувствия. А вокруг никого как нарочно не оказалось, кто смог бы вызвать "скорую". Потом удивлялись: кошелёк и удостоверение лежали в кармане, все листочки с лекциями аккуратно уложены в сумке - зачем было нападать?..
   Сашок? Да у него уже наверняка парочка пассий припасена, чтобы не скучалось!
  Словом, она останется ТАМ совершенно одна. А здесь у неё появились друзья, настоящие, искренние, с ними интересно, они вместе выполняют Миссию! Она уже так привыкла к этой странной мысли, что без их помощи миры могут банально рухнуть, так вжилась в роль героини-спасительницы, что трудно будет отказаться от напяленного на себя имиджа. Кстати, что им в ближайшее время предстоит сделать по спасению миров?
  - Бороманчик, маги от нас отстали, так чего мы всё бегаем? Знаешь, надоело уже, хочется тепла, вкусной еды, сказок на ночь, сидя у горящего очага. Нам что там ещё по твоему расписанию сделать-то нужно?
  Гном так искренне растерялся, такими круглыми глазами переглянулся с первородным, что она громко расхохоталась, хлопая себя по бёдрам. Каллион ответил ей вместо гнома вопросом на вопрос:
  - Так ты совсем не знаешь нашего мира?
  Бороман исподлобья косился на него:
  - Откуда бы это? Дама Света всего несколько дней как попала сюда. И всё время одни похождения! Ещё бы добрые - так нет, одна гадость постоянно! - Он досадливо махнул рукой. - И ведь какова! Другая уж давно устроила бы хоть допрос, мол, что да как, а эта всё молчит и сносит терпеливо.
  - Давно нужно было ей рассказать всю предысторию, - укорил его эльф с мягкой улыбкой, на что Бороман лишь активнее завозился в своём заплечном мешке, пытаясь скрыть внезапно охватившее его смущение. А Эрэндил, приняв любимейшую позу - спиной к стволу дерева - приступил к повествованию.
  
  История миров
  
  Когда-то давным-давно, не осталось нынче живущего, чтобы вспомнил хоть дальнего-дальнего предка своего, жившего в те дни, боги основали миры. Это были подлинные Владыки, умевшие созидать силой мысли и сжигать жаром пламени души. Они сотворили миры, как сосуды, перетекающими из одного в другой, и не смешивающимися сделали их. Лишь место соединения, перехода оставалось - для подпитки миров повсеместно существующими энергией и временем - ибо как обретаться в мире безвременья, при нехватке энергий?
  Множество миров сделали они, населив их множеством и разных и похожих друг на друга живых сущностей - одни владели магией, иные же не имели о ней ни малейшего представления. Третьи умели мыслить и развиваться технически ("Вот как они", - буркнул при этом Бороман, кивнув взъерошенной головой на Светлану), а четвёртым было открыто столько древних знаний, что жилось им легко и беззаботно.
  В те дни избранные видели богов, и многим эти встречи стоили жизни, ибо страшен был вид богов, и слишком смертоносным был глас их, и горячо дыхание, чтобы вынесли его простые смертные. И оттого перестали Боги являться живущим в истинном облике, дабы не сократились дни их напрасно, и лишь избранные могли увидеть их - в изменённом обличье, дабы не исказилось сознание их, не сделались они безумны.
  То ли развлеченья ради, то ли пытались поставить эксперимент Владыки, сотворив эти населённые миры, однако несколько времени прошло, и охладели они к детищам своим, решили уйти в Параллельность, оставив вместо себя наместников или Наследников Плоти Владык. Ими становились те избранные, чьи предки удостоились некогда лицезреть Богов, действительные наследники плоти, рождённые женщинами из миров от Владык. С тех пор никто из населяющих миры не видел самих богов, а лишь наместников их в мирах, ибо негоже смертному видеть божество и оставаться в живых. Наследникам передавались генетически божественные навыки и тайные знания, помогавшие наместникам владеть мирами, не ущемляя интересов ни одного из смертных.
  Владыки построили город, где осталась незримая связь их с мирами. Было там Нечто, умеющее разглядеть всё, что творилось в мирах и передать сведении Владыкам, чья Плоть давно поселилась в неведомых пределах. Те артефакты, что сколько-нибудь значили и имели влияние на судьбы народов, отданы были на хранение самым мудрым и долгоживущим из этого мира - эльфам. Те и сами могли волшвовать, и волшба их была доброй, помогая слабым и поднимая с постели больных. И жизнь текла легко и спокойно, и все народы были довольны судьбой.
  А потом сверх меры начал развиваться клан магов в Уруме.
  Сначала Наследники не обращали на магов особого внимания - все кланы росли духовно, воспитывали потомков в духе племени, получали новый опыт и навыки, необходимые в мирской жизни.
  Но шли годы, магия становилось всё злее и злее, клан магов начал теснить соседей, отбирая у них постепенно лучшие земли, жирные куски пастбищ и полей, наиболее плодовитые на драгоценности рудники. А маги всё никак не могли успокоиться в своей бесстыдной жадности. Они уж стали устраивать праздники меж собой, на кои приглашались все желающие, кто умел делать злое. И чем свирепее бывали проделки приглашённого, тем более сильным считался он в клане, тем выше поднимался его ранг, тем охотнее его слушали другие, ставя такого мага начальствовать над собою. Пока, наконец, не придумал Верховный Маг Стелбуурн Серого Ужаса и не выпустил его на свободу.
  С бегством эльфов наступила эра расхищения Хранилищ, где содержались до лучших времён магические предметы, принадлежавшие некогда Богам и Наследникам. Первыми мародёрами стали, конечно, маги. Они свезли всё, что могло отдать миры в их распоряжение, к новому Верховному Магу, и оставили. Но вот с проходами в иные миры не всё у них получалось, как задумано. До времени не открывались крепко запаянные ворота. И тогда задумали маги повлиять на время - авось, мол, оно прорвётся вне, и откроет дороги. То и случилось, открыв дорогу и для них, и для Боромана, искавшего последнего из рода Наследников, что остановит Зло и восстановит гармонию в мирах.
  - А так как Наследницей по всем признакам стала ты, - буднично, словно сообщал о том, что салат на столе недосолен, завершил рассказ Эрэндил, - то гармонизировать миры придётся тебе. Главное теперь - попасть в Город Богов, где Боги дадут тебе право на власть.
  - Ну, это мы найдём, - хмыкнул Бороман, шумно прихлёбывая из берестяной кружки какой-то душистый напиток, как показалось Светке, слегка дурманящий его светлую голову.
  - Ну-ну, - откликнулся Первородный, - Только ведьма из Протэса знает дорогу, потому что сама там была когда-то, ездила просить совета. Её не пустили. Чуть жива осталась, бежала в Протэс. - И осёкся Бороман, настороженно глядя на собеседника и напряжённо пошевеливая густыми бровями. - А ещё проверка у хобогамов, в Городе Владык - ты тоже пойдёшь?
  Гном покряхтел, устраиваясь возле пенька, балансируя, чтобы не пролилось ни капли драгоценной влаги из кружки, виновато поглядел на Светлану и едва покачал головой - отрицательно. Светка перевела озадаченный взгляд на спутников, засунув руки глубоко в карманы брюк, походила вокруг них, устроившихся на ночлег, пробормотала: "Ну и порядочки у вас тут... Заманили слабую женщину и воевать заставили".
  - Слабую, - эхом откликнулся Эрэндил, состроив насмешливую мину. "Слаабуюу", - послышалось ей, словно дуновение ветра принесло отзвук. Гном и эльф переглянулись. А девушка улыбнулась: незримый путешественник тоже пребывал рядом, и это было сейчас особенно приятно.
15 декабря 2013 г.


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы читателей:
Ваш отзыв будет первым!


Оставьте свой отзыв к статье "Глава двенадцатая, в которой Светке скажут, кто знает дорогу":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Глава двенадцатая, в которой Светке скажут, кто знает дорогу":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Глава одиннадцатая, в которой Светка просит эльфа научить её кое-чему
  • Глава десятая, в которой гном и эльф поют, а орки терпят позор и делят власть
  • Глава девятая, где путники возвращаются к свету
  • Глава восьмая, в которой появляются вампиры, призраки и прочие мерзости
  • Глава седьмая, в которой герои попадают на Ярмарку

  •  
     
    © 2005 - 2019 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Глава двенадцатая, в которой Светке скажут, кто знает дорогу" без письменного разрешения запрещена.