Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> Наследница богов -> Глава шестнадцатая, в которой Светка обещает: Ребята, я вернусь!

Глава шестнадцатая, в которой Светка обещает: Ребята, я вернусь!

Никогда не будь уверен наверняка, что ты – исконный и заурядный житель этого мира. Светка, поверив в это, сильно ошиблась.

Лучше не надеяться на серую реальность. Потому что, возвращаясь однажды с работы, ты можешь повстречать странное существо, которое объявит тебе, что ты – отпрыск старых богов, и пора вступать в наследство. Однако право наследования придётся ещё завоевать в чужих мирах, странствиях и битвах.

Не верить? Но наутро прогнозы начинают сбываться:

  Из Протэса ушли в тот же день. Бороман собирался заглянуть к новой знакомой, чтобы попрощаться, но Эрендил, посмотрев на мрачную Светлану, готовую к тем самым страстям, что прочила ей бывшая ведьма, заторопился, и к холму с межмировыми вратами они двинулись без слёз и рыданий. Наверняка круглощекая селянка приготовила себя к расставанью без излишних эмоций, ибо осталась дома, чтобы выплакаться украдкой.
  На пролезание из мира в мир и протаскивание сквозь щель Боромана ушло намного меньше времени: скорее всего, потому, что в Уруме эльфу было проще действовать, применяя привычные знания и умения, которые нисколько не срабатывали в бабочковом царстве.
  Быстро добрались до знаменательной учебной полянки, где Каллион вырабатывал у Светланы способность действовать вне времени, учил слушать и понимать лес и его обитателей. Они не остановились и перекусить! Как ни странно, даже вечно голодавший Бороман промолчал, миновав до боли знакомые деревца, среди которых друзья так сытно питались и интересно проводили время в истёкшие несколько дней. "Не опоздать на поезд", - туманно пояснил гном, исподлобья глянув на девушку. "Он уходит со станции завтра поутру", - дополнил эльф, слегка коснувшись Светланиной руки. И они ринулись сквозь бурелом. Причём, Эрэндил упорно просил Боромана ступать аккуратнее, тот угрюмо ворчал под нос, и лез напролом, треща валежником.
  Браслет, совершенно бестолково болтавшийся в последнее время на руке, Света решила спрятать в лесу, чтобы маги не сумели по его токам обнаружить её прежде времени. Она уверилась в абсолютной бестолковости этой игрушки во всякого рода поединках - браслет только предупреждал об опасности, но никак не помогал отражать её.
  - Эрик! - Неожиданно для себя самой она вполне комфортно сократила Эрэндила до Эрика, и это, похоже, нисколько не раздражило светлейшего. - Остановимся на несколько минут, кое-что нужно сделать. - Тот кивнул, бережно раздвигая куст перед собой, и прямо на ходу полакомился росой, каплей сорвавшейся вниз с распустившегося древесного цветка, благоухавшего вязким терпким ароматом.
  Светлана огляделась вокруг, присматривая наиболее незаметное, но запоминающееся местечко, стрельнула взглядом в сторону Боромана, отдувавшегося после длительного бега, и присела на корточки у переломанного гигантского дерева, похожего на дуб. Здесь же найденной щепкой подрыла землю у комеля, углубляя ямку, уложила туда браслет, слегка зарыла, и с закрытыми глазами попросила траву зарастить раскопки - с открытыми у неё пока плохо получалось живое общение с природой. Эльф смотрел удивлённо - он, казалось, не верил, что ученица правильно усвоила его уроки.
  - Это зачем ещё? - ворчнул было Бороман, сидя на корточках неподалёку.
  - Далеко положишь - близко возьмёшь, - огрызнулась Светлана, но тут же сменила гнев на милость: - Чтоб ищейки не сразу нашли.
  Нескольких минут отдыха ей и эльфу вполне хватило для подкрепления сил. На гнома же жалко было смотреть: он едва не падал, спотыкаясь о каждый корень и возмущался, что приходится так долго передвигаться бегом, объясняя неспособность к спартанским нагрузкам "негномьим делом". Дескать, ни одному героическому гному ещё не приходилось делать такие колоссальные перебежки без отдыха и восстановления сил едой и питьём. "Если вернусь домой - не поверят", - завершил он печальный монолог с придыханием.
  Через некоторое время они снова остановились на небольшом более-менее ровном участке леса, гном уселся прямо на землю и замотал головой - дальше идти он отказывался. "Не могу! - взмолился он. - Духи леса не пускают меня! Всё! Здесь буду ждать, только, дама Света, вернись, прошу тебя. Одна на тебя надёжа!" - И он внезапно заплакал, утирая слёзы рукавом и тщетно отворачиваясь, чтобы спрятать нахлынувшие эмоции.
  - Я провожу, - так же хмуро заверил его первородный, утирая пот со лба - видно было, что и ему нелегко достаются последние их совместные километры. - Жди здесь, не уходи. Приду.
  Он и впрямь проводил девушку ещё часа два и начал отставать, словами указывая ей направление. А потом и вовсе встал, тронув её за плечо.
  - Дальше мне идти невозможно, - незнакомо, едва слышно прозвучало у неё за спиной, и Светлана обернулась, чтобы удостовериться, что это эльф. Он слегка растянул губы в подобие ободряющей улыбки, но глаза его были настороженны и тревожны. - Ты должна преодолеть путь одна. И постарайся обойтись без магии - здесь эти знания вредно показывать посторонним.
  Не то, чтобы ей совсем не стало страшно, но... Глядя в белое, слегка вытянутое лицо Эрэндила, ставшего за это время почти родным, даже более близким, чем гном, втянувший её в это приключение, в его внимательные зрачки, она едва не заплакала - от нагрянувшего уже сейчас одиночества. И, чего уж там - от страха! Она ведь никогда не оставалась одна. Ну, разве что в квартире, там, в прошлой жизни. А что там могло ожидать плохого и неизвестного, в собственном, раз и навсегда обжитой хрущебе? Разве что соседи зальют или там воду отключат. Ничего страшного! Можно просто удовольствоваться тем, что есть из напитков в холодильнике и засесть за просмотр нового фильма по телеку или видеоплееру. Или выйти на улицу и прогуляться до ближайшего супермаркета. Ну, подруге позвонить, на худой конец, пообщаться часочек. А тут - одна в незнакомом мире, где сплошь чудища на каждом шагу, и у каждого из них совершенно непредсказуемые намерения. Хотя, что там - непредсказуемые! Все они словно сговорились её уничтожить. И остаётся одно - выжить любым способом.
  Светка изо всех сил стремилась не заплакать, как Бороман. Она ободряюще взглянула на эльфа, кивнула ему и протянула руку. Потом всё же бросилась на шею и обняла крепко-крепко, прижалась всем телом, почувствовав, что он слегка вздрагивает.
  - Не дождётесь! - воскликнула она с сердцем, отрываясь от тонко и немного пряно пахнущего изношенного камзола.
  - О чём ты? - удивился эльф, слегка вздрогнув кончиками ушей.
  - Да ты же думаешь, что я могу погибнуть или там ещё что-нибудь такое страшное, - грустно проговорила она. - Так вот: не дождётесь! Я вернусь обратно, на эту самую полянку! Только ждите меня, хорошо?
  Она по-мальчишески всхлипнула носом, потом вздохнула тяжело, хлопнув на прощанье ладонью о ладонь сида, резко повернулась и двинулась в сторону, указанную ей эльфом. Где-то в районе солнечного сплетения сконцентрировался, задрожал и начал медленно-медленно растекаться по телу страх.
  Нельзя бояться! Потому что любые опасения сковывают человека, лишают его свободы - и физической и моральной. А от чего идёт этот ужас? От ожидания в мире гадостей, оттого, что не ждёт помощи от других. Но ведь ей постоянно помогали: гном, эльф, Серый. Почему бы не найтись кому-то ещё, столь же светлому и правильному? И ещё она боится... от неуверенности в себе. Да ведь она абсолютно права и чувствует себя уверенной - ведь она идёт исполнить справедливое дело! Значит, прочь сомнения! Едва только мятущаяся лужа в душе вновь сомкнулась в точку и исчезла в желудке, как шаг стал ровнее и мягче, уши стали вслушиваться и анализировать всякий шелест, а руки привычно уже нащупывали материю времени вокруг неё - так, на всякий случай.
  Через несколько мгновений она, уже не слыша удаляющихся шагов Первородного, почувствовала себя как в стародревние времена, в далёкой юности, когда с классом совершала летние вылазки "на природу" (обычно на речку), в пригород, где девчонки разваливались получать дозу солнечного облучения на полотенцах, а пацаны неумело делали "шашлык" из сарделек, нанизанных на веточки. В душе восстановился покой, она слушала, как щебечут где-то далеко в кронах мощных деревьев незнакомые пташки, журчит неподалёку ручей, старалась отвлечься от будущего. Какой, действительно, смысл бояться того, чего ещё нет?! Будь готова к худшему, надейся на лучшее, а чему быть - то и придёт.
  Светке показалось, что запел соловей, - по крайней мере, до чрезвычайности похоже было на соловьиный запев: "Птич-ку...птич-ку... Птичку-птичку-птичку!", после которого начинались переливы звонкого ручейка, да так чисто и реалистично, что девушке порой казалось, будто ручейков рядом протекает, по меньшей мере, два - по разные стороны от тропинки. И потом начались песнопения в стиле местных певцов. Она заслушалась руладами и пыталась уже высмотреть в густой листве исполнителя, к которому приблизилась на совсем малое расстояние, как в птичьи трели вмешался посторонний звук, настороживший девушку. Она попыталась "всмотреться в лес", как учил её эльф, но кроме пары раз повторившегося плюханья, словно опустили нечто большое тряпичное в таз с водой, ничего не обнаружила. А потом увидела, как небольшая серая фигура на четвереньках бежит параллельно её движению. И словно смолкли все звуки. Слышен стал только периодический влажный перестук парных ног (лап?) да буханье её сердца.
  Светлана перешла на стремительный, спартанский шаг, каким любила обгонять прохожих на улицах: вот этого сейчас "сделаю", а потом вон того ходока, а за ним - третьего, и так далее, до самого места назначения. Перестуки ускорились вместе с ней, не изменив направления ни на йоту, из чего девушка сделала вывод, что зверь направляется туда же, куда и она. Хорошо, если он - дикий. А если приручённый магами? Этот подлый народец она ненавидела и слегка опасалась. Несмотря на то, что пока столкновения заканчивались удачей. А всякий случай Светлана вгляделась в пространство, чтобы увидеть своего частого попутчика - Серого Путешественника. Его не было рядом.
  За нынешний день она прошла уже довольно много для человека, не слишком привыкшего к пешим переходам, а более - к поездкам на транспорте. Мышцы ног ныли, суставы болели, казалось, ещё немного и она просто рухнет лицом в траву, проросшую на нехоженой тропинке. Перед глазами от усталости плыли разноцветные круги, иногда она смутно представляла, куда и зачем идёт. Хотелось без всяких мыслей завалиться под деревом, и отсидеться часок-другой. Но тут же вставал перед глазами суровый облик старухи из Протэса и эльфа с гномом, ожидавших её победного возвращения. Гордость не давала Светлане обмануть их надежд, и она, стиснув зубы, продолжала свой путь.
  Пристанционный домик словно вырос перед ней. На фоне оставленных ограми гор, где вовсю хозяйничали маги, он смотрелся совсем ветхим. Дощатый, некрашеный и облупленный, похожий на те, что сохранились кое-где в провинциальных городах вдоль трамвайных линий: из них всякий раз перед тем, как трамваю съехать с горки, выходит дородная тётечка в оранжевом жилете дорожных рабочих и осматривает тормозные колодки. Здесь, казалось, домишко покинули, и давненько. Однако, вместе с девушкой из лесу вышел маленький мальчик в обтрёпанных дерюжных штанишках и такой же курточке. И больше никого, как ни всматривалась она вокруг. Странно, неужели этот малыш работает здесь? Или, того хуже - живёт?! Один, без родителей и вообще взрослых где-либо в обозримом пространстве... Она решила заговорить с малышом и выяснить, откуда он взялся.
  - Привет! - Светлана начала с открытой голливудской улыбки, чтобы расположить ребёнка к себе.
  Тот мрачно молчал, исподлобья глядя на неё, и не приближался. Он, казалось, прощупывал незнакомку, словно щупальцами, мысленным взором, и Светлане показалось, что у него это получается значительно успешнее, чем у неё. "Вот, что близость магов-то чего делает!" - подумала она с восторженным ужасом и задала закономерный, по её мнению, вопрос:
  - Слушай, а кто здесь выдаёт билетики до Великого Города?
  Услышав её, малыш будто съёжился, стал еще меньше и незаметнее. Ей показалось или он действительно хотел бежать, но что-то удерживало его: наверное, какие-то тайные мотивы, как и у неё самой. Она осторожно, боясь отпугнуть ребёнка, сделала пару шагов по направлению к нему. Мальчик насторожился и отпрыгнул назад, оглядываясь в лес. "Видно, там всё же кто-то прячется, или ждёт его" - пояснила себе ситуацию Светлана, продолжая обаятельно улыбаться.
  - Ты вообще разговаривать-то умеешь или нет? - задала она провокационный вопрос, на что мальчик вынужден был ответить с обидой:
  - А ты как думаешь?! - Говорил он, как ни странно, ломающимся баском, подобно пятнадцатилетнему подростку.
  - Так ответь, пожалуйста, кто здесь продаёт билеты, сколько они стоят, и сколько ехать до легендарного Города?
  Мальчик, казалось, размышлял. Наконец, приняв какое-то решение, он спросил её, снова оглянувшись зачем-то в чащу:
  - А ты в самом деле туда по делу едешь или просто так говоришь?
  Светка посмотрела на мальчишку, подняв брови:
  - Как можно спрашивать о том, чего делать не собираешься?! Конечно, еду! Конечно, по делу! Надо мне, понимаешь! Так что с билетами, и когда поезд?
  Мальчишка всё колебался. Потом всё так же мрачно отозвался:
  - Здесь никаких билетов никогда не продавали. Никто и не говорил о таких делах. Поезд проезжает совсем скоро. Его уж слышно, если ты прислушаешься. Но никто не видел, чтобы кто-то садился с этой платформы, чтоб добраться до Великого Города. Туда никто не ездит - только мимо. А ты... Правда, туда или врёшь?
  - Да, конечно, правда! - вспылила девушка. - Какой резон мне врать? Какая мне от того выгода?
  Мальчик посмотрел на неё с бОльшей симпатией и вдруг попросил:
  - Тётенька! Ты тогда выпроси там для нас гору обратно! Ведь погибнем совсем без горы-то! Правда, выпроси! - Из-за толстого ствола дерева оттуда, куда оглядывался пацанёнок, выглядывал гигант-огр. Лицо его было жалостливым и ужасным одновременно. Он явно переживал. И он стоял на четвереньках. Передние ноги его, которые увидела Светлана, были "обуты" в тряпичные "портянки". Вокруг ног расползались кровавые следы. "Беглец с горных приисков?" - осенило её. Девушка улыбнулась ещё шире и открытее, а на глаза её навернулись слезы:
  - Они всё вам вернут, малыш, уж ты мне поверь, - честно глядя в глаза ребёнку, проговорила она. Тот всмотрелся в её глаза, кивнул, в два прыжка взметнулся на спину взрослому - и оба исчезли в лесу.
  А со стороны железнодорожной колеи и впрямь раздавался далёкий лязг железа и слышался гудок паровоза - приближался поезд.
  Светлана подошла ближе к заброшенному домику, разглядела там явные следы запустения и разрухи, миновала лежащую с торца выломанную дверь, открывшую её взорам безнадёжно смердящее мрачное нутро строения, развалившуюся горку угля, и вышла на ровную площадку дощатой, но добротно построенной некогда пустынной станции.
  Приближающийся поезд посигналил, подъезжая, и в мыслях её мелькнуло, что вот он сейчас пролетит мимо, обдав её паром и дымом, не останавливаясь - билетов-то всё равно никто не продаёт. Но внезапно раздался скрежет металлических колёс, движение затормозилось, и состав встал, вежливый проводник, поклонившись ей ещё из тамбура, опустил ступеньку и протянул руку, чтобы помочь нежданной пассажирке подняться. Безмолвно указал ей вглубь вагона, оказавшегося купейным, и, с величайшим любопытством оглядывая её, проводил до свободного места, так и не спросив билета.
  В её купе перед небольшим откидным столиком с разложенным на нём набором пассажирского меню - жаренная курица, крупно порезанные куски хлеба и помидоры с огурцами - сидела крепкая дородная гномиха средних лет. Она взглянула на попутчицу с разинутым ртом и хрипло выдохнула только:
  - Ты?!
  Светка решила немного повыпендриваться и ответила с достоинством:
  - Я. А что Вас удивляет?
  Гномиха оторопело выронила укушенное бедрышко и ответствовала:
  - Дак ведь к Великим девчонки не ездиют...
  - Теперь будут, - отрезала Светлана, чем привела тётку в ещё большее оцепенение. Что и требовалось: девушка тут же завалилась на удобный и мягкий диванчик напротив и уснула, точно зная, что в нужный момент её разбудят. А что, бесплатно дальше провезут что ли? Исключено! Она знала, что едет на смерть. Или к собственной победе. Второе ей нравилось больше.
16 декабря 2013 г.


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы читателей:
Ваш отзыв будет первым!


Оставьте свой отзыв к статье "Глава шестнадцатая, в которой Светка обещает: Ребята, я вернусь!":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Глава шестнадцатая, в которой Светка обещает: Ребята, я вернусь!":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Глава пятнадцатая, в которой Светлана узнает, какой может быть локальная Баба Яга
  • Глава четырнадцатая, где гному достаются сельские булочки, а Светлана едва не начала рассуждать по-девочкиному
  • Глава тринадцатая, в которой герои преодолели ещё одни Врата и ушли в Протэс
  • Глава двенадцатая, в которой Светке скажут, кто знает дорогу
  • Глава одиннадцатая, в которой Светка просит эльфа научить её кое-чему

  •  
     
    © 2005 - 2019 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Глава шестнадцатая, в которой Светка обещает: Ребята, я вернусь!" без письменного разрешения запрещена.