Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> Наследница богов -> Глава двадцать вторая, в которой являются те, кого не ждали

Глава двадцать вторая, в которой являются те, кого не ждали

Никогда не будь уверен наверняка, что ты – исконный и заурядный житель этого мира. Светка, поверив в это, сильно ошиблась.

Лучше не надеяться на серую реальность. Потому что, возвращаясь однажды с работы, ты можешь повстречать странное существо, которое объявит тебе, что ты – отпрыск старых богов, и пора вступать в наследство. Однако право наследования придётся ещё завоевать в чужих мирах, странствиях и битвах.

Не верить? Но наутро прогнозы начинают сбываться:

  Нет, хорошо всё же, что Бороман в её отсутствие отправился за Инодором и компанией. Они, конечно, за недолгий период её одинокого путешествия в Город Владык даром времени не теряли, прилично опухнув от употреблённого вволю войскового пива, оказавшегося и впрямь, хотя и немного странным - с привкусом сосновых шишек на вкус, но всё же неплохого качества. Однако же, оркским бандам, встречавшимся на пути, небольшое гномье войско из полутора сотен голов отпор давало немедленный и весьма ощутимый - те, наученные горьким опытом поражений, больше не приближались. По крайней мере, до самых пределов Огралля.
  Светлана на Мэльдис, шедшей неспешным шагом, возглавляла компанию. Гном оставался преданным её телохранителем, практически не отходя ни на шаг. Так, вдвоём, слегка оторвавшись от общей массы воинов, они и вышли из лесу на открытое место перед Ограллем, где собрались колдуны на своё традиционное празднество. Эрэндил следовал где-то неподалёку.
  И, едва выйдя на открытое пространство, девушка на единороге и гном оказались почти мгновенно окружёнными плотным кольцом орков, выметнувшимся с двух сторон из подлеска. Ждали...
  Орки, вплотную наставив на них копья, ждали, пока подойдёт глава магов, Великий Алдзабуук. Тот стоял на некотором отдалении, смотрел с усмешкой на лёгкую добычу. А рядом с ним, присмотревшись внимательнее, Светлана обнаружила знакомую физиономию Сашка`! Глаза у того округлились - узнал! - помахал приветственно рукой, прокричал издали: "Не узнал! Богатой быть!" - и оскалился в ядовитой усмешке. Так значит, он - один из ищеек?! Волна тягучей и приторной ненависти поднималась с глубин Светкиной души. Это его она холила, нежила, в конце концов кормила и поила за свой счёт, пока мерзавец-недокормыш выслеживал Наследника! Её!.. Господи, какая идиотка...
  А недокормыш между тем, склонившись к плечу негромко отдававшего команды вождя, взмахнул рукой, выпуская огненную плеть. Искрящаяся лента огня, потрескивая искрами, полетела к заложникам, за спиной которых топталось гномье войско. "И с ними я собиралась вести переговоры?! С этими ублюдками, считающими себя невероятно хитрыми, мудрыми и умелыми?! Мастера! Да они дальше собственного носа ничего не видят, и смотреть не хотят! У них же один принцип - после нас хоть потоп!" Она увидела, как по праздничному столу что-то скачет, пригляделась - череп в костяном горшочке прыгал по праздничной скатерти, клацая зубами, перемалывавшими что-то и пачкая красным всё вокруг.
  Уже знакомое ощущение приступа силы настигало Светлану. Конечности ослабевали - от закипавшего в области солнечного сплетения гнева. Забухало по рёбрам, мощными толчками разгоняя кровь по жилам сердце. Пока крошечный, но все заполоняющий пожар ярости начал жечь её изнутри. В доли секунды подавленность и бессилие исчезли, уступив фонтанирующей энергии. Девушка, ощерившись в сторону орков, просто протянула руку - и поймала огненный хлыст, легко перенаправив его к пославшему. "Сашок" вскрикнул от неожиданности. Что, думал, запугаешь? То ли ещё будет! Рядом с собой она внезапно услышала знакомый голос эльфа: "Не жалей их, владычица!" Ничего себе, они на неё надеются! Пробрался во времени, чтобы поддержать!
  - А вот сейчас я им всыплю! - азартно выкрикнула Светка. Она ускорилась так, что стоящие рядом орки различали движения с опозданием, и, прошипев заветное "Тоорндондаа!" сбила струёй собственного огня пару ближайших к ней стражей. Гном, отметив её активность, с рёвом устремился в бой, раскроив ближайшему врагу череп заветным мечом. Мэльдис, словно обуянная жаждой крови, топтала рассвирепевших воинов противника. Единорог, получив часть хозяйского ускорения, вынес её из воцарившейся на поле кровавой свалки прямо на пятерых колдунов, крепко взявшихся за руки - те плели общее заклинание, колебался воздух, дрожала земля. Светка схватила рукой, освобождённой от огненного хлыста, молотившего позади орков, колеблющийся воздух и потянула на себя, стремясь по старой памяти опрокинуть врагов в ими же созданную яму, но не тут-то было: ладонь, а потом и вся рука стала затягиваться внутрь, словно невиданный пылесос с невероятной силой потянул её внутрь. И в недрах открывшейся ей колебавшейся завесы она увидела сеть, нет клетку с безвременьем внутри! Её хотели отправить в небытие!
  - Ах, небывшая, говорите, да? Чтобы и не знали, и не помнили никогда?! - ожесточение хлестнуло по глазам, разлилось по мышцам безумной силищей. Светка ощутила, как мышцы заломило, словно в предчувствии гриппа, и они наполнились чем-то яростным и нерушимым. Она точно знала, что ЭТО поможет ей во всём. Она потянулась свободной рукой за спину, туда, где держала теперь смешной берестяной посох, подаренный ей в Городе Великих. Эта слабенькая тросточка - она знала - не должна сломаться, ни при каких обстоятельствах.
  Маги развернулись к ней лицом, и поднялся ветер, гнавший её Мэльдис внутрь колдовской клетки. Единорожка сопротивлялась, как могла, упираясь в землю всеми копытами, но потоки воздуха тянули все сильнее. Пронеслись сквозь колеблющиеся слои несколько ободранных орков и пара гномов - и растаяли внутри, словно их и не существовало - девушка помнила о них, пока видела их в полёте, исчезнув внутри, они перестали быть когда-либо.
  - Сейчас я вам устрою, блин, золотые сети! - проорала Светка, с трудом выбрасывая вперёд ставший неожиданно тяжёлым посох, - и обнаружила, что тот превратился в царственный жезл. Едва не улетая уже с ним внутрь магового сооружения, она потянулась, дотронулась жезлом до стенки - и волшебство магов рассыпалось, став и впрямь золотой сетью, которая, подброшенная лёгким ветерком, унеслась к магам, вставшим в линию и крепко державшимся за руки. Накрыла их, связала, свалила с ног и затянула узлом.
  - У неё Жезл! - услышала девушка и высоко над головой подняла Дар Богов, чтобы его могло увидеть как можно большее число собравшихся. Члены клана, не входившие в пойманную сетью правящую верхушку, трепыхавшуюся на границе Огралля и подлеска, устремились прочь, подальше от места сражения, отлавливая носившихся поблизости ездовых собак или бегом, прячась за строениями, деревьями. Правители колдовского народа, прорвав ловушку, выбрались и, совершенно измочаленные, стали творить новое заклинание.
  Земля зашевелилась под ногами, камни стали вырастать из неё, все больше и больше, - и все они устремились к Светлане, словно норовя завалить её. Та же клетка, только каменная. Ладно, вы меня ещё запомните... Она набрала в лёгкие побольше воздуха и заорала, что есть мочи - так, что у самой заложило уши. Такого ора здешние места не знали. У девушки заложило уши, а ближайшие к ней деревья затрепетали, словно в испуге. И камни, сотворённые заклятием, растрескались и рассыпались в пыль. Светка ощутила невероятную усталость. А ещё услышала, как самый старый дедок-колдун злобно закашлял на своих: "Нельзя так оставлять теперь! Она же не допустит..." Чего она не должна допустить, дед произнёс тихо, но и этого оказалось достаточно, чтобы мобилизовать немало истощившихся колдунов. Те встали в круг и заговорили по очереди - протяжно и зловеще. "Гады, - подумала она, чувствуя, как тяжелеет все тело и тянет к земле жезл. Даже держать его в руке было тяжело, - не то, что сражаться с противником. - Что же делать-то?" Её так называемых боевых знаний явно не хватало. Все, что она подсмотрела у магов, уже использовано, эльфийских тайн Каллион так и не выдал, считая, что ей вполне хватит проснувшейся ярости. Девушка оглянулась назад - сеча гномов с озверевшими орками и их мохнатыми хобами могла закончиться поражением её соратников. Орков было значительно больше, они наседали со всех сторон, а там, где не хватало орков, их крепкоголовые звери с яростью набрасывались на гномье войско. Светлана поискала взглядом знакомые лица. Почти квадратный в своих металлических доспехах Инодор возвышался в центре сечи на холме из оркских тел, укладывая врагов в потрясающей по мастерству гномьей манере - двумя руками орудовал гигантскими секирами. Недалеко от него израненный Бороман, рвал в клочья наседавших неприятельских мечников, но, похоже, сил у него оставалось немного. Поблизости Каллион выпускал стрелу за стрелой, успевая отвечать на ближайшие выпады орков своим длинным, как небольшой меч, кинжалом. По его великолепному изумрудному плащу текла кровь - то ли его, то ли вражеская. Пожалуй, только благодаря его умениям на Светлану не напал ещё ни один из озверевших воинов неприятеля, и она до сего времени могла более-менее спокойно отвечать на колдовские выпады.
  Подняв голову к небу, девушка увидела, как над ней собирается на сером, где так и не разгорелся рассвет, небосводе иссиня-чёрное пятно. Боже, если оно такого жуткого цвета, что же может излить подобная туча? Внезапно рядом возникло белое облако, из которого на неё внимательно взглянул знакомый глаз без век, и она успела даже приметить желтоватое глазное яблоко. Ей показалось ещё, будто глаз подмигнул - и исчез, растаял в сумрачном небесном мареве.
  Дротик пролетел мимо, слегка задев единорога. Две стрелы вонзилось в плечо самой Светлане. Надо было принимать решение поскорее.
  Светлана нащупала в кармане топорщившийся там кусок ящеричьей кожи, вынула его, рассматривая, потрясла в задумчивости перед глазами и крепко сжала в ладони, думая: зачем он ей, мятая тряпочка?! Нужно было сию же минуту придумать нечто, что позволило бы обрести качественное преимущество перед сборищем злобных тварей, называющих себя магами, доказать им, что их колдовская сила - ещё не всё, чем необходимо обладать на этом свете. Причём, срочно...
  Внезапно структура материала стала меняться. Она почувствовала в пальцах нечто твердеющее на глазах и набухающее, как растущее прямо в руках яблоко. Она слегка разжала ладонь и обомлела: она держала увеличивающееся в размерах яйцо кроваво-красного цвета! Светлана ахнула от изумления и выронила яйцо прямо под ноги единорожке. Мэльдис под ней прянула, скачком отпрыгнув далеко назад - и это немного помогло Светке не свалиться со скакуна от большей неожиданности: пурпурная скорлупа разросшегося до размера крупной собаки, с почти металлическим звуком лопнула, раскрываясь. Из обломков взметнулось ввысь оранжевое облачко, а затем на том месте, где они только что стояли, нависла гигантская чешуйчато-зелёная голова с раздувающимися дымом ноздрями. "Кореллон Всемогущий!" - услышала она изумлённый вскрик эльфа за спиной. Огромные немигающие коричневые с жёлтой вертикальной полосой глаза она прекрасно помнила, и они неотрывно смотрели на неё. Задняя часть тела и хвост терялись где-то в глубине леса, Деревья скрежетали и падали, раздавленные его тяжестью, и незамеченные при этом, словно спички.
  - Удивительно вовремя, - отметила она вслух, тоже немного опешив.
  - Шадишь шверху, брошай шшш...её, - прошипел дракон, слегка приподняв перепончатые крылья, отчего поднялся тёплый ветерок, и Светка, не раздумывая, спрыгнула вниз, бросив поводья оказавшемуся с ней рядом Каллиону, напутствуя эльфа словами: "Эрик, отвечаешь за неё! Береги!". Дракон послушной кошкой улёгся у её ног так, чтобы удобнее было залезть по крупным чешуям, как по выступам в каменной стене: они оказались не гладкими, а с приличными наростами по краям, по которым девушка ловко залезла на шею зверя. "Не понимаю, где сегодня моя Серая подруга? Хоть бы появилась ради моральной поддержки", - пробормотала она себе под нос. "Здесь... Я больше не убиваю, - тут же последовал ответ. - Только если угрожает опасность - тебе". Тут ящер слегка пошевелился, обозначив место сгиба шейных позвонков, Светлана пересела чуть ниже, почувствовав, словно сзади её бережно придерживают чьи-то ловкие руки, и скомандовала, махнув рукой в сторону вихря магов:
  - А теперь - вперёд!
  Расправив тёмно-зелёные крылья, хищник в два маха очутился в центре безумного урагана, сминавшего, словно пластилиновые фигурки, все, что попадалось ему на пути. А в самой высокой его точке памятником самому себе высилась абсолютно лысая округлая фигура в разноцветном плаще. Плащ, хлопая полами, развивался по ветру, который не трогал создателя, исходя из его раскоряченных пальцев. Светлана подумала мельком, что вот сейчас вихрь смахнёт и станет мять дружественное ей существо, но устрашающая морда повернулась к ней, не прекращая свободного парения над центром схватки, и прошипела:
  - Ше бойша, магия ша наш шепешь ше шейштвуеш. - И он выдохнул яркую, как солнечный свет, струю пламени, накрывшую кучку магов. Мгновенно взметнулись вверх клубы дыма, закрывая трещавший внизу огонь. Смерч стих так же быстро, как и начался.
  Появление такого крупного соперника решило исход сражения. К тому же, руководство правящего клана оказалось поверженным, и не просто отрезанным от орков-воинов, но и охраняемым: две чёрные кошки гигантских размеров сфинксами восседали у жалкой, обгоревшей пятёрки выбывших из игры колдунов, съёжившихся на лавке в бывшем пиршественном дворе. Опалённые "угощения", выставленные перед ними на столах, как нельзя лучше рассказывали о злодействах, творимых здесь по потребу толпе. Оставить подобные деяния ненаказуемыми Светка посчитала невозможным. "Она же не допустит..." - вспомнила она слова понурого старика с обгоревшей бородой, смотревшего на неё исподлобья. Дед оказался прав, Но как вершить правосудие, не нарушив законов мироздания самой?! Она задумалась, переводя взгляд с погорельцев-магов на потрёпанные войска гномов и орков, стоящие поодаль. Старинный её знакомец Бороман без сознания лежал на окровавленном эльфийском плаще, Эрэндил накладывал ему на раны травяные повязки. Он улыбнулся Светке своей уже привычной тонкогубой улыбкой и приветственно взмахнул рукой. Ну, как он умудряется после такого страшного боя выглядеть, словно на приёму у английской королевы?! Аристократ, блин, магического образа... И тут её осенило: магия! Конечно, с помощью магии этот клан расцвёл пышным цветом и захватил власть на всей территории мира. Своей волшбой, как называет её Бороман, маги добивались всего, что им приспичивало: стравливали народы, заставляли расы деградировать, как несчастные огры, развлекались убийством детей, создавали ужасных монстров (она вспомнила Серый Ужас и улыбнулась, ощутив присутствие странного существа, друга-подруги рядом - все же удалось ей переубедить воплощение универсального убийцы. И гордость охватила её),. Мерзкая магия...
  И тут её осенило. Светлана посветлела лицом, обратившись к кучке колдунов под охраной чёрных кошек:
  - С нынешнего дня запрещается вам колдовать. В каждом проявлении магической силы да узрят её свидетели извращение пути клана, и да изгонят такого поселенца вон, подальше от любого жилья, - Маги переглянулись в недоумении. Они все ещё чувствовали в себе прежние силы и желание воспользоваться ими непременно, и удивлялись произносимым словам, словно глупым детским измышлениям. С чего вдруг девчонка так заговорила? Ведь знает же, что магия непобедима! - Да не примет колдуна ни один народ, продолжала Светлана, - ибо отныне сила ваша в запрёте. А по способностям своим, - она протянула руку, раскрыла ладонь навстречу старейшинам бывшего клана правителей, и сделала жест, словно собирает нечто невидимое никому из собравшихся. Маги заволновались, встревоженно глядя на неё и переглядываясь меж собой, потянулись вслед за её ладонью и обессиленно присели на скамьи. - с сего дня вы ничем не отличаетесь от жителей Кывана!
  Первыми заржали орки. Сначала послышался осторожный смешок, затем бывшие воины - "пушечное мясо" правителей - стали подтягиваться, чтобы взглянуть на таких некогда страшных и всемогущих повелителей поближе. Те сидели, испуганно вздрагивая и оборачиваясь при каждом новом шаге или взрыве хохота. Первые ряды осмелели, и орки попёрли толпой рассмотреть вблизи низложенных повелителей. Они подбегали, сначала робкие и стеснительные, затем все наглее и настойчивее тыкали пальцами, щипали, тискали пятерых бывших магов, бессильных противостоять натиску животного любопытства. Потом начались лёгкие оплеухи, от которых низложенных повелителей пришлось спасать. Зрелище так понравилось гномам, что те стали скалить зубы, а потом вспыхнули заливистые похохатывания и в стане Боромановых сородичей. Маленький и наиболее круглый из всего войска каптенармус Заглор, умудрившийся сохранить почти все войсковые припасы, особенно в напитках, проорал главный тост дня, подняв литровую кружку войскового пива:
  - За смену власти! За правительницу!
  - За правительницу! - проорали вслед за ним ещё несколько глоток, - и потянулись за напитком, снимать стресс.
  Многое ещё предстояло сделать, чтобы время в мирах вновь потекло своим чередом: разрушить последствия сотворённого магами Зла, стереть с лица миров их жестокие проявления и вернуть добро и справедливость. Но начало было положено, колдовство больше не могло вмешаться в течение времени, не могло повредить никому из живущих.
16 декабря 2013 г.


Автор: Людмила Лазарева


Отзывы читателей:
Ваш отзыв будет первым!


Оставьте свой отзыв к статье "Глава двадцать вторая, в которой являются те, кого не ждали":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Глава двадцать вторая, в которой являются те, кого не ждали":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Глава двадцать первая, в которой неудачно начался и удачно закончился колдовской матуурздуш* (смертельная магия, оркский диалект)
  • Глава двадцатая, в которой начинается дорога к Дому
  • Глава девятнадцатая, где Светка знакомится с хобогамами
  • Глава восемнадцатая, в которой Светке достаются крошки с алтаря и кусочек кожи
  • Глава семнадцатая, в которой Светка проходит Истинный Путь

  •  
     
    © 2005 - 2019 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Глава двадцать вторая, в которой являются те, кого не ждали" без письменного разрешения запрещена.