Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> рассказы -> Счастливица Божьей милостью

Счастливица Божьей милостью

  - Представляешь, вчера до меня дошло, какая я дура!
  В очередной раз. Как всегда, чересчур самокритично. На самом деле Наташа Садовская - умница, прекрасная мать и замечательный человек. Вокруг нее, как вокруг свечи, постоянно вьется народ. Если не физически, то мобильно-ментально: за несколько часов нашей с ней беседы телефон частенько подпрыгивает: люди звонят, интересуются, делятся своими проблемами.
  У нее четверо детей (трое взрослых, мелкий ходит в первый класс). Семья большая, а зарплаты у преподавателей рисования в школе мизерные. А художники-иконописцы частенько творят Божьей милостью.
  Садовская ругает себя всякий раз, как надумает стать "меркантильной", но снова пожалеет заказчика. Вот и сейчас. Вчера позвали в небольшую церквушку, посмотреть, что можно сделать из дизайнерских изысков, на скромную сумму. Она присоветовала, обещала помочь, написать, что потребуется. Батюшки признались, что денег нет: "Ладно, я так". Теперь горюет: "Знаю ведь, сколько за такое берут! А денег нет, У Богдаши жена беременная"...
   Попрошу не воображать, будто она - банальная домохозяйка! Дома ее застать трудно. То реставрирует или пишет иконы для церквей Самары или области, то с разновозрастными детьми занимается в художественной школе до девяти вечера, то организует концерты для больных малышей в областном онкоцентре, либо едет с ребятами из НОРД "Русь" на ролевые игры.
  Она - один из организаторов регионального православного и патриотического братства детей, юношества и взрослых руководителей. Считает, что затевала движение из эгоистических побуждений - чтобы собственные дети воспитывались правильно, росли крепкими морально и физически. То, что возиться приходится с парой десятков чужих ребятишек - для нее ерунда! Наталья постоянно в движении. Хотела охарактеризовать ее парой слов, вроде "женщина-ветер" - не получается. Она не легкомысленна ни грамма! По ее словам, к вере, Богу пришла через ярый материализм. И Господь спасал ее и детей многажды. В том числе от смерти.
   Слушаю четыре часа. Постоянно волосы на голове становятся дыбом, ползут колючие мурашки по спине... Трудно поверить.
   - Я всегда была материалисткой. Надо все посмотреть, потрогать. Показали - доказали, я поверила. А тут... В школе нас учили многому. Неопалимая купина?! Ну, как же! - Улыбается. - Сами поливали тряпочку водой, потом бензином, поджигали - горит и не сгорает! Мироточит икона?! Ага! Сзади, за тонкой стеночкой сидит батюшка и через пипеточку слезки по ней пускает! Вот примерно так думала. Пока на себе не ощутила, каков Божий промысел...
   Она считалась девочкой-мажоркой. Родители - известные учителя, материальными благами судьба не обошла: однокомнатная квартира в Харькове, трехкомнатная в Сызрани (правда, с родителями и младшим братом), два гаража, две машины. К тому же комсомолка, активистка, отличница-краснодипломница - трудно не возгордиться собственными успехами! Но высшие силы нашли, как обуздать ее нрав. Влюбилась.
  Андрюша - юноша умный, загадочный, послушный. Свекровь полюбила ее до изумления. Рассказывала всем, мол, сама невестку заприметила - в красной береточке, такую юную, прекрасную. Нашептала сыну в уши умные мысли насчет будущей невестки... Родился первенец - тумблер переключился, любовь сменилась упрямым взаимным недопониманием. Помощи никакой, одни упреки. И еще дома начались странности.
  - Стою как-то в полвторого ночи, глажу пеленки в комнате. Глеб орал не прекращая до семи месяцев. Андрюша работал, уставал, приходил домой, кушал и ложился спать. Свекровь с дедом тоже утомлялись. Одна я - бездельница! Ну, явление обычное. Все спят, тишина кромешная. Вдруг за спиной, на шкафу, ручка дверцы начала что-то такое выстукивать. Такая, знаешь, с висюлькой. Глажу - а она прямо азбуку Морзе выдает. Думаю - тут в паре километров поезда ходят; поезд прошел, распространились волны. Она и бухает. Но поезд-то ушел давно, а ручка все брякает! Значит, соседи ходят сверху. Или сама по половицам - доски деревянные, старые, шкаф качается, дверца вместе с ней, на ручку идет вибрация... Стою не шевелясь, слушаю соседей - идеальная тишь, а висюлька колошматит. Надоело, подошла, взялась за нее, а она в руках прыгает!
  Тогда впервые она поняла, что мир не настолько материален, как обещали в школе. Но до церкви оставалось далеко.
   Ее мама заболела. Онкология. Врачи пугали скорой смертью. Женщина перепугалась за детей, пошла и окрестила своего младшего сына Олега и внука, Наташиного первенца Глеба. Садовская узнала, вскипела. Зачем?! Что-нибудь это изменит?! Мама не протестовала, не оправдывалась. Она выждала, пока дочь остыла. И предложила той окреститься. "Я умру, - тихо сказала она. - За Олежека с Глебом я спокойна. А за тебя нет. Хочу быть уверенной, что и тебе Господь поможет, когда понадобится".
   Ради мамы можно смилостивиться, рука не отвалится. Решилась, пошла. Да, видно. Не готова была. То свечек не могла в храме купить, то крестильня оказалась закрытой - с тем и удалилась, мысленно упрекнув родительницу за созданную проблему.
  А тут еще забеременела вторым ребенком. Прогнозы отвратительные, советовали избавиться, два раза клали в больницу, смотрела на мучения после чисток других пациенток, но сына жалела. И снова мама: выпишешься, сходи, окрестись.
   На Крещение пошла в храм - исполнить материнскую волю. Пока шел обряд, стало плохо. Начались слуховые и световые галлюцинации, иконы на стенах засветились невиданным светом, в окна полился свет, все в голове мутилось, ноги подкашивались. Думала, упадет, но решила выстоять: поняла - что-то происходит с ней, в ней. Нечто темное, гнилое выходило, оставляло ее, светлое наполняло душу. Такое следует пережить. Нельзя, страшно прекратить изменения. Она боялась потерять ощущения перемен. Потому, когда молодому человеку рядом стало дурно и его вывели, она отказалась от помощи батюшки, что спросил, не помочь ли и ей.
  Мнилось, все грехи рода уходили от нее - потому и корежило.
  Вспомнилась история родной бабушки. Та жила в деревне, умела лечить. Деревенские знали о ее талантах. Заподозрили, что колдовать могла. Хотя и не пользовалась никогда страшным умением. Но как-то доняла ее соседка. Долго жаловалась на "злую" сноху, как та "изводила" семью, уговорила. Бабушка пошептала что-то на пшено, посыпала под дверью соседкиного дома, наказала никому ни в дом не входить, ни из дома выходить, ждать злыдню. Да на беду из школы вернулась дочь заговорщицы. "Не входи в дом!" - орала ей мать, но куда там! Тетрадку забыла! Вбежала девочка, и с того дня начала чахнуть. Просила баба лекарку "отговорить" ребенка - не получилось, понадобилась более сильная ведунья. Не нашли такую. А врачи головами качали - похоже на малокровие, только кровь в порядке. Так и умерла девочка. Осталась соседка жить со снохой.
  Бабушка говорила, что ее Бог наказал - у нее самой маленькая дочка погибла. Уходя на поле, родители обычно привязывали деток на печке за ножку, чтобы не свалились, давали хлебный мякиш, завернутый в тряпочку да бутылку с водой. И ползало по печи дитя, ждало прихода отца-матери.
  В тот раз произошла осечка. Свалилась малышка и повисла вниз головой, подвязанная за ногу, оставшись так пять часов. Случилось у ребенка кровоизлияние и смерть.
  "Наверное, и бабушкины грехи из меня выходили", - предположила Наташа, дождавшись завершения обряда..
 
  Выходя, ощутила себя другой. Нет, верить она не начала. О Боге как не представляла, так и не узнала ничего. Но молитвослов купила уже осознанно. На дешевой желтой бумаге с серыми буквами. Наверное, для "посмотреть-пощупать", чтобы понять и поверить.
  А тут еще беда со вторым ребенком. Когда врачи говорят, что все плохо, ребенок может умереть в любую секунду - начинаешь задумываться о том, что "нечто есть", надеяться на "высшее спасение". Стеноз аортального клапана. Сначала были жесткие клапаны, потом они срастались. Давление на клапаны у Богдана оказалось в несколько раз выше, чем у здорового человека. До двух лет постоянно ездили к нему скорые, по больницам мотались, медики предлагали сделать операцию за баснословные деньги.. Однажды предложили буквально разодрать ребра, прорвать аорту пальцем. Зачем так жестоко, если цель состояла в прорыве аорты? Можно обойтись без разделки ребер! Начала искать хилера. Оказалось, Захар, муж соседки по палате, с которой вместе лежали в роддоме, маг и волшебник. Та расписала умения мужа радужными красками. Вот уж хирург без ножа! Аборты жене делал - только нажимал на точку на теле и ребеночек выскакивал. А первые роды сам принял так, что она испытала невиданное сладострастие. И восточные гуру его приезжают учить, и на конференции себе подобных ездит.
  Наташа радостно бросилась к тому за помощью.
  К тому времени она уже закончила второй курс по астрологии при московском аэрокосмическом университете, занималась чуть ли не магией, уж гороскоп-то составить могла без проблем. Все науки хороши - лишь бы ребенка спасти!
  Пришла к волшебнику, стали беседовать.
  Хилер порадовался, что клиентка "в теме", соображает о третьем глазе и хиро-практиках, астрономию с астрологией различает и связывает без затруднений. И открыл ей немного больше, чем предполагал. Он рассказал о случае, когда один из его "коллег" отслеживал в ментальном пространстве понравившуюся девушку, опутывал ее ментальными сетями и сделал своей игрушкой. Наташка бежала без оглядки. На фиг такое счастье?! Сделает колдун из прихоти марионеткой - пляши перед ним на ниточке! А ребенок?..
  Почти сразу и явно Господь вмешался: мама рассказала ей про бабу Матрёну. Та, дескать, исцелила внука, которому собирались оттяпать гангренозные ноги, врачи в военном госпитале обещали парню в случае, если откажется, быструю смерть. А он лет двадцать после того живехонек! Только бабуся мало кого к себе пускает. И лечить бросила давно.
  - Ничего, - упростила проблему Садовская, - я в подъезде у стеночки подожду, пока она согласится. - Наивная! Она не подозревала, что все так непросто.
  Нашла по адресу. Позвонила в дверь. Бабуська оказалась бабусечного типа - в платочке, лепешек напекла, чаем напоила. Замерла, словно в себя ушла ненадолго, или подумала о чем-то, ответила, - возьмется.
  О Богдановой болезни баба Матрена выяснила у святых следующее. Ей словно бы показали картинки Наташиной беременности. "Ты вино пила в гостях. Наливала тебе баба-молодуха, вот в такой юбке. (Вспомнила, ходила в гости на новоселье к подруге, в незнакомой компании оказалась похожая по описанию гостья). Напиток наговоренный, делался из зависти. Та замуж хотела за хозяйкиного супруга". Вместе с ней Наташа и получила дозу гадкого зелья. Сын у подруги родился с огромными проблемами.
  Отмолила старушка Богдана. Давала ему сухарики артоса*, велела размачивать их и кормить ребенка, поить святой водой. Потом становилась лицом к Красному углу, едва слышно вопрошала у святых, сколько раз да какие молитвы читать, чтобы ребенку полегчало. Ничего нового - "Отче наш", "Богородица", другие привычные христианскому уху.
  - Удивительно, - вспоминает Наташа, - особенного от нас, родственников, она не требовала. В церковь ходи, ежедневно Евангелие читай Если чувствуешь,, нехорошее грядет, прочти коротенько "Да воскреснет Бог и расточатся враги Его". Все получится ко благу. И - ходи к причастию. Ну, как, мол, тебе Господь помогать станет, коли нет в тебе его частицы?.
  Так и исцелила. Клапаны не разошлись, конечно, но градиент внутрисердечного давления упал больше, чем на двадцать пунктов. Уже не смертельно.
  Незадолго до встречи с бабой Матреной приходили с ребенком на анализы, выскочила из кабинета врач с выпученными глазами, заорала на весь коридор: "У кого такие данные? Сейчас же "скорую" вызываем - или у него аорта прорвется!" Когда сказали, что мальчик живет с проблемой уже несколько лет, попросила отойти от кабинета подальше, мол, если он умрет где-то вдалеке, меня не посадят- обойдется. (Теперь "мальчик" женился, ребенка ждет).
  Не взяла за помощь баба Матрена за лечение денег. Чай с конфетами - с удовольствием, вишней лакомилась, семейство свое кормила гостинцами и радовалась, улыбалась. Дружбу и службу прекрасно различала и добрые отношения ценила превыше всего. Так о себе говорила: "Здоровье возвращается Волей Божьей. Она либо есть, либо нет Ее. И уж тогда - молись, не молись - все без толку. Человек - лишь орудие в руках Господа".
  Когда Наташа явились с Богданом на плановый осмотр в Кардиоцентр - врачи обомлели, и подошли к вопросу "углубленно": интересовались, не возьмет ли молитвенница еще кого лечить, как найти, адреса-пароли-явки.
  Немного времени прошло в относительном спокойствии, и приснился Наталье сон: монашки через замерзшую речку перевели ее туда-обратно, объяснили, мол, через три дня, в субботу, незадолго до полудня, умрешь. Проснулась - и впрямь суббота через трое суток. Обмерла от ужаса - неужто вот он, конец: раз - и все, нет ее?.. Забеременела недавно третьим ребенком... Врачи заявили, данные скрининга им не понравилось, но ничего конкретного - срок-то маленький, не больше 9-12 недель. Подумала: и самой жаль умирать и малыша жаль... Надо к бабе Матрене - сам сон подсказал.
  Та посмотрела и резюмировала: "Не в тебе проблемы, в ребеночке. На голове у него бес сидит. Большой. Я сорок лет недужных и одержимых видывала - такого не встречала". На Садовскую накатила жуть. Чувствовала-то она себя прекрасно! Какой там бес мог в ней сидеть, если ощущалась необычайная легкость в теле, нет ни токсикоза, ни проблем?! Неужто возможно не заметить страшные изменения? Как же теперь быть? "Походишь ко мне, причастишься в церкви, - успокоила баба Матрена, - Бог даст - отмолим. Вот с ножками у малыша твоего беда. Крепкий такой, широкоплечий, но... Попку вижу. А ножек нету. Будем растить, иначе, как он у тебя ходить станет".
  Сходила к причастию. Стояла в церкви, думала, как там чудо-бабуська?! Ведь нечисть, изгоняемая той, никуда не девалась, продолжала жить со старушкой в одной комнате. Всячески отравляла жизнь смертному, решившемуся восстать против нее. Бабушка мельком заметила как-то, будто разговаривает мерзость исключительно матом. Хозяйка квартиры, где жила баба Матрена, делилась переживаниями: нечаянная "родственница", подаренная ей Николаем Чудотворцем, открывала форточку и "отчитывала" грязь молитвами, пока той не надоедало мучить старуху, и она не улетала прочь. А ведь предстояло еще несколько визитов... Выходя, столкнулась с радостной старушкой. Та и сама только причастилась, шла светлая, счастливая. "Все, очистилась ты Божьей Милостью, - сообщила та, - теперь и ножки у мальца выросли. Промысел Господень таков - скоро избавил".
  - Бабушка Матрена, - вздыхает Наташа, - давно отошла ко Господу. Потом была у нас в молитвенницах блаженная старица Самарская Мария Матукасова, и её молитвами также Богдан жив. Потом "сидели на шее" у преемника блаженной Марии, пока он в затвор не ушел. Только тогда и осознали, что хватит на чужих шеях выезжать, пора самим как-то потихоньку молитвенно карабкаться. Тут Господь послал и друзей православных, и иереев добрых, и кучу всяческих благ.
  А тогда, в 1995-м, на свет явился крепенький "мужичок" Тимофей. В роддоме медсестры прозвали его начальником: "Мы тут стольких видели! Этот вырастет - директором будет" .
  После него четвертый родился и растет без мистических напастей. Впрочем, так же, как братья, ходит в музыкальную школу, играет на скрипке, много рисует, плавает в бассейне и скучает в первом классе, потому что знает больше обычного курса младшей школы.
  Наташа стала подрабатывать иконописью, потому что педагогам платят копеечную зарплату, руководители НОРД "Русь" вовсе бесплатно занимаются с детьми, а кормить, одевать и обучать детей на что-то нужно. К тому же, педагогика наскучила после разработки и "обкатки" нескольких авторских программ по рисованию для разновозрастных школьников. И тут вовремя забежал в гости друг Толя Беляев. С криками, что родине нужны иконописцы, заинтриговал, заставил научиться, профессионально вырасти. Ведь у иконописцев все совершенно другое! Краски - сплошные номера, никаких названий, символы, понятные посвященным, лики и доличники... Одолела. Потому что любопытно. И труд ответственный. Благословляли ее на реставрацию и роспись нескольких церквей и многих икон рукоположенные священники и благочинные. Только и дорогая по современным расценкам работа у нее "Божьей милостью". Мало, кто возьмется реставрировать икону позапрошлого века, где осталась лишь тень краски на доске. А Наташа пожалела заказчицу, которая обещала своей немощной бабушке, что никак не соглашалась уезжать из деревни в город, привезти ей обновленную вещь, когда та даст согласие на переезд. Долго не могла понять, как к ней подступиться, пока не осенило - да хотя бы сзади окрасить. Потом сбоку, затем как-то само дело пошло, Когда отдала заказ, не ожидала такого эффекта: девушка позвонила, счастливым голосом сообщила - бабушка обомлела - похожа на то, что было! А красиво как!..
  Так случилось - Наташа развелась с мужем и теперь ждет короля. Нет, не того, у которого полные карманы золота и драгоценностей. Того, кто умеет что-то "суперски" мастерить руками. Так, что в момент навалившегося несчастья прокормится сам, накормит своими умениями семью, и непременно выкарабкается из нищеты. Но главное в нем - благородство души. То, что называется "породой". Он ни за что не обманет, не предаст. Потому что - бесчестно Наташа верит: если есть на то воля Господня - такой человек встретится ей. Не может не встретиться!
  Обычное, не просветленно-меркантильное, состояние Садовской - счастье. Среднестатистическое настроение примерно таково:
  - У меня счастья - вагоны!! Супер-дети, а скоро еще и девочка-Варечка будет (внучка)! Классные друзья, и я все больше и больше осознаю, насколько важно иметь много добрых, надежных, позитивных людей вокруг! А еще есть супер-мама и супер-брат! И вообще - я по жизни необычайно везучий человек! Прямо сегодня за меня такая толпа священников и просто друзей молилась! Даже не знаю, как это описать, но это реально чувствуется и помогает!
  А может быть, верно: окружая себя позитивом, творя благо не ради славы или собственного материального достатка - добро и получаешь?! То самое, что непоколебимо, не сожрет его никакое зло. Давайте попробуем стать благими! Вдруг у нас получится зажить счастливо?
  
  
  ---------
  *Артос - "квасной хлеб", над которым читается четыре Евангелия перед Светлой Седьмицей. Освящается артос особой молитвой, окроплением святой водой и каждением в первый день Святой Пасхи на Литургии после заамвонной молитвы. Артос полагается на солее, против Царских Врат, на уготованном столе или аналое. После освящения артоса аналой с артосом ставят на солее пред образом Спасителя, где артос лежит в течение всей Святой седмицы. Его сохраняют в храме всю Светлую седмицу на аналое пред иконостасом. Во все дни Светлой седмицы по окончании Литургии с артосом торжественно совершается крестный ход вокруг храма. В субботу Светлой седмицы по заамвонной молитве читается молитва на раздробление артоса, артос раздробляется и в конце Литургии при целовании Креста раздается народу как святыня.
  
  
  "Невский альманах", №2 (69) 2013, очерк "Счастливица Божьей милостью", стр 17-19.
17 марта 2013 г.


Отзывы читателей:

Ирина: Счастливица Божьей милостью Молодец, Людмилочка! Прочитала очерк с огромным удовольствием. Героиня получилась не глянцевая, а натуральная, как редко бывает в подобной публицистике. Спасибо!

Сергей Варсонофьев: Потрясающе написано, Людмила!

Полина: проникновенно

Любовь: Счастливица Божьей милостью Хороший путь к счастью, но, думаю, не единственный...


Оставьте свой отзыв к статье "Счастливица Божьей милостью":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Счастливица Божьей милостью":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Жизнь животная
  • Утонутию не подлежат!
  • Чужие
  • БескулЮтурье
  • Трехцветная Каренина

  •  
     
    © 2005 - 2019 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Счастливица Божьей милостью" без письменного разрешения запрещена.