Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> рассказы -> Раздевайся, ложись, здравствуй!

Раздевайся, ложись, здравствуй!

– О! Сестра! Раздевайся, ложись, здравствуй! В смысле, присаживайся, чай пить будем… – Вика привычно развела пухлыми руками в стороны и замерла, стоя посреди кухни, словно осененная неожиданной мыслью. Шелковый халат в красных розах распахнулся на декольте, охотно приоткрыв миру мечту всех мужчин – восемнадцатикилограммовую грудь. Хозяйка встряхнула кудрями, шумно хохоча и запрокидывая голову: – А мне эта пошлая фраза из анекдота постоянно напоминает о Кате Гусаровой. Как она лежала голая в гинекологическом кресле!

Мама за столом перестала жевать и зависла, держа в одной руке надкусанный пирожок с клубничным джемом, а второй перестав помешивать сахар в чайной чашке. Старшая сестра непонимающе переглянулась с мужем, единственным мужчиной в компании, с живейшим любопытством ждавшим продолжения.

– А я что, не рассказывала? – Вика картинно завела черные маслины глаз в потолок. – Ой, давно это было! Почти в детстве… Лет по 13-14 нам было…

Вика с Катей жили в одном доме и даже в одном подъезде. Только на разных этажах – Катя на пятом, Вика на третьем. Подруги с рождения – как иначе, если мамы вынашивали младенцев в один срок, рожали в одной больнице, прижигали потничку зеленкой из одного пузырька. Росли в постоянном общении – в квартире Викиных родителей, ибо те относились к малышам щедрее и кормили вкуснее, чем у Кати. И первые слова большеголовая Катя, обросшая вместо волос жиденьким, белесым пушком, произнесла не дома. И слова эти были: «дай катя»! К слову сказать, собственная родня Катю понимала с трудом – они ж ее лепет слышали редко, и потому перевод им удавался намного сложнее, и времени на это тратилось больше. А заморачиваться они не хотели. Вот и бегала тощая девочка с обмотанной линялой косынкой головой все чаще на два пролета вниз – к тем, кто поймет, накормит, пожалеет и развлечет.

Слова худышке давались с великим трудом, и она страдала от этого жутко, и потому словесно общаться стеснялась до чрезвычайности. Робея, девчушка округляла и без того круглые серые глаза без ресниц, склоняла голову к плечу и произносила, застенчиво улыбаясь, нечто осмысленное, но страшно зашифрованное. К примеру, садясь как-то за стол обедать, она призналась, что утром бабушка давала ей «тёную катю». Викина мама наморщила лоб в попытке осознать фразу и перевести непереводимое, подруга захихикала, ехидно склоняясь к тарелке с борщом, а Катя, волнуясь, присовокупила: «Ну, такая тёная дётая катя»! Вику осенило: «Мам! Они ели пшенную желтую кашу!» Катя благодарно закивала пушистой гигантской головой. Вот эта тёная дётая катя и ее романтическое «титьки полетели», впоследствии трансформированное в «птички полетели» вслед летящей стае голубей за окном стали Катиными позывными. Пацаны во дворе ее встречали не иначе как: «А вот и наша тёная катя идет! У которой титьки полетели!» К слову сказать, этих самых аксессуаров женственности у Кати совсем не наросло…

Когда детям исполнилось лет по четырнадцать, Викина мама решила, что нечего ее девчонке бездельничать, пора и к делу приобщаться. Благо вон, буквально во дворе детсад работает, а в нем заведующей трудится их родственница, очаровательная Елена Степановна. Мама размышляла недолго. Увиделась как-то с «тетей Леной», поболтала, а между делом договорилась, что Вика будет проводить летние каникулы под контролем и присмотром молодой и самой лучшей воспитательницы. Неполный рабочий день. Не озвученным оказалось лишь то, что на самом деле возьмут девочку помощницей воспитателя, а на практике – техничкой. Горшки выносить, полы мыть и наводить чистоту за мелкими ребятишками Да, собственно, такие подробности маме и не требовались. Главное – приобщить. Чтобы и при деле, и на виду, и денег немного заработала.

Но тут появилась крошечная заминка в процессе устройства – принимали в детсад исключительно с заполненной санкнижкой.

Детсадовская бухгалтерша, едва посмотрев на явившуюся девчонку, велела той идти к участковому гинекологу. Наверное, думала так легко отделаться от еще одной кадровой единицы. Но не тут-то было.

Вика, чтобы не скучно было ходить за справкой в одиночестве, уговорила устраиваться вместе с ней в садик Катю Гусарову. К тинейджерскому возрасту молчаливости у той поубавилось, Стесняться собственной худобищи перестала, на кликухи отзывалась конфузливым смешком, и дразнить ее мальчишкам стало неинтересно.

Катя с радостью согласилась на Викино предложение – невесело сидеть одной дома, в одиночестве шляться по двору, и искать себе сотоварищей по прогулкам, пока лучшая подруга целый день развлекается со смешной мелкой ребятней. Катя размышляла недолго. Выслушав предложение, растянула ниточки буратинистых губ и тут же сорвалась вместе с Викой в поликлинику.

В очереди к нужной двери томилось пятеро усталых женщин, подозрительно оглядывающих друг друга. При появлении девчонок все дружно уставились на них, гадая, что нужно ангельской парочке в столь «неприличном» месте. А те, деликатно спросив, кто последний, скромно уселись на лавочку с ободранным дерматиновым сиденьем; из дырки одиноко торчал желто-серый клок ваты. Помолчали, тоскливо переглядываясь, послушали, как одна из теток начала со свистом нашептывать соседке про какие-то проблемы с мужем и взрослым сыном. Поскучали, представив, сколько еще предстоит торчать среди печальных темно-синих стен в окружении напряженного контингента. И тут на их счастье из-за двери высунулась встрепанная голова медсестры. Голова оглядела собравшихся, выцепив непотребные для гинекологии элементы из общей массы и вопросила: «А вы чего, девчонки?!» Услышав, что за справками, кивнула, нырнув обратно, и выпорхнула через минуту в коридор, бросив Вике: «Сначала ты иди, потом она», – мах хвостом на резинке в сторону Кати.

Вика вошла в крохотную бело-салатовую комнатушку, почти треть коей занимал стол с сидящей за ним тетенькой, а еще бОльшую часть – непонятная грязно-белая ширма, на которую девочка почему-то боялась даже смотреть.

Врач, оторвав взгляд от бумаг на столе, спросила голосом едва проснувшегося человека:

– А ты чего здесь?

– Справку надо с каким-то мазком, – ответила Вика, уставившись себе под ноги.

Задав еще пару вопросов и услышав, что девочке 14 лет, про половые связи она пока не задумывается, тетенька легко вздохнула и, предложив присесть на минутку, выписала девочке какую-то бумажку.

Счастливая Вика вылетела из кабинета, радостно махнув справкой Кате, мол, иди Через десять минут томительного ожидания среди закипавших язвительной яростью пациенток, не представляя, что такое там с Катей могут так долго делать, если ее саму так мгновенно отпустили, Вика услышала из-за двери истерический смех. Смех тут же перекрыл оглушительный плач, и от гинеколога вылетела краснолицая, залитая слезами подруга. Расстегнутая юбка свободно висела на бедрах, едва наброшенная блузка болталась на плечах, трусики и номинального размера бюстгальтерчик зажаты в кулаке. Катька, поминутно подворачивая ноги в сланцах, целенаправленно неслась в туалет.

На вопрос подруги, бросившейся следом, что с ней там сделали, рыдающая Катя взревела, захлебываясь слезами: «Да пошла ты со своей работой!» Полчаса сопереживаний и уговоров, поливания зареванного лица холодной желтой водой из крана в серо-керамическом поликлиническом туалете прояснили ситуацию. Как оказалось, гинекологиня задала Катьке не тот вопрос. Вместо незамысловатого, не требующего осмысления «ты чего здесь?», она спросила: «А тебя кто к гинекологу заслал?» Катька поскрипела мозгами и честно ответила, что ей нужна справка для устройства на работу в детский садик. Кстати, помощницей воспитательницы.

– Дети – это серьезно, – вздохнула гинекологиня и предложила: – Раздевайся за ширмочкой, ложись там в кресло. Мазок придется брать.

Пока она строчила свои писульки, Катька, удивляясь, что подруга так быстро успела и раздеться и одеться, ее осмотрели и даже взяли какой-то еще мазок, разделась, и улеглась в чем мать родила в непостижимо-жуткое кресло, прятавшееся за ширмой. Головой вниз, на ступеньки. Руки аккуратно распяла по подлокотникам. Ноги вытянула вперед, по подголовнику, подтянув кончики пальцев зачем-то вверх. Представила, удобно ли будет тетеньке осматривать ее ноги оттуда, сверху. Нет, неудобно… Передвинулась повыше. На табуреточку, наверное, врачу все равно вставать придется…

После долгого ожидания обернувшаяся к ней врач сначала лишилась дара речи, а потом ахнула от неожиданности и начала взахлеб хохотать. Катька, которая изо всех сил стремилась сделать все, «как надо», осознала, что все катастрофически не так, сорвалась с железок, рухнула головой об пол и метнулась за ширму, кое-как одеться и скрыться от позора.

– Потом ее бабушка зачем-то вместе с Катькой ходила к гинекологу – чего-то выяснять и объясняться, – вспоминала Вика, широко улыбаясь во все тридцать три зуба.

Мама забросила и пирожок и чай, тряся склоненной головой над столом, сестра с мужем хохотали, встречаясь лбами и запрокидывая головы. На кухню заглянула нахмуренная четырнадцатилетняя Викина дочка и возмущенно прокричала: «Потише можно?! Вас на улице слышно! Я на балконе плеер включаю – заглушили!» Рассказчица, понизив голос, развела руками: «Да мы, вроде, не кричим»…

– Вот такая она всегда, Катька. – Она помолчала немного и разлила свежезаваренного чая в опустевшие чашки. – Нелепаяаа!.. Давно не видела ее, лет десять, наверное. А тут на днях встретила на распродаже. Смотрю – что-то такое знакомое, а что – не пойму… Волосы такие роскошные, блин!.. Тряпки гламурные на бедра для объема наверчены…– Она с сожалением оглядела свои чрезмерно пышные бока и вздохнула. – Рядом с ней мальчик шел, такой послушный, выдрессированный – сыночек-умничка… – Растерянный взгляд в сторону балкона с дочерью. – А она оглянулась на меня и давай радостно орать на весь стометровый павильон: «Викусик, ты меня не узнаешь?!» В натуральном парике, оказывается. А под ним – как обычно, пушок, – сняла, показала… – Рассказчица помолчала задумчиво и добавила, пожимая плечами: – Пятый раз замужем. За миллионером каким-то. И скажите мне, чем она их привлекает? Клоунничает что ли…

Рассказ - победитель литературного конкурса короткого рассказа

29 декабря 2009 г.


Отзывы читателей:
Ваш отзыв будет первым!


Оставьте свой отзыв к статье "Раздевайся, ложись, здравствуй! ":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Раздевайся, ложись, здравствуй! ":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Как я бросила на картах гадать
  • Безумный полет с парашютом на американских горках
  • Некто
  • Интерьер для маленького
  • Костер в огранке флейты

  •  
     
    © 2005 - 2019 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Раздевайся, ложись, здравствуй! " без письменного разрешения запрещена.