Главная страница Информация об авторе Мои стихи Моя проза SMS-ки, придуманные мной Контакты
главная -> проза -> Я опоздала на рентген

Я опоздала на рентген

Я опоздала на рентген, и мы с хлюпиком Маратиком шли по празднично одетому галдящему и жующему вкусности городу. Правда, тогда еще я не знала, что я опоздала на рентген.

Сначала мы просто вышли прогуляться. Так, немного развеяться перед сном грядущим. Потому что время было уже около полуночи. Но как-то так получилось, что мы оба не заметили, как стало резко светлеть. Появились какие-то цыганские кибитки, набитые разноцветными товарами, какие-то столбы для метания цветных дротиков, мишени для стрельбы из … ручек. Мы даже ручку где-то прихватили – такую, обыкновенную, казалось бы, ручку, с обыкновенным стержнем, и она даже писала! А потом появилось горящее объявление, где красным по черному числилось: попадешь в мишень – получись утку в яблоках! И нам почему-то жутко захотелось жрать. Просто ужас, как нам понадобилась эта утка. И мы с Мараткой встали у мишени. Однако тут же набежала дикая толпа, стала стрелять из своих ручек, причем, не попали ни разу. И тут я, конечно, решила пристреляться, целилась-целилась, пуляла-пуляла, но не попала ни разу, словно цель заговоренная какая-то. Пока Марат не выхватил ручку, и не надумал сам стрельнуть пару раз. У него тоже не вышло ничего. Утка в яблоках оказалась недостижимой. Тогда я вспомнила, что у меня же есть деньги! И по здешним ценам столько, что на несколько уток запросто хватить должно! Хлоп себя по боку, где обычно сумка висела - нету! Я оставила ее где-то на цыганских развалах! Маратка вспомнил вовремя, где именно, и мы бросились к той повозке, где брали ручку-стрелялку. Цыганка там даже не удивилась. Она словно ждала нас – посмотрела оценивающе, отвернулась. А сумка оказалась спрятанной под какие-то шмотки, покрывало и проч – когда она его уже завернула?!

От цыганки пошли с сумкой по какой-то дороге, где к нам прибился мальчик худенький и маленький – Мараткин братик. Но не успели отойти и десятка метров от злополучной мишени, как откуда-то возник приятный дядька мощной наружности, с атлетическим торсом и всеми атрибутами разъевшегося качка, без церемоний взял из моих рук ручку и выстрелил не целясь: попал! Утка была нам обеспечена! Только почему-то это меня очень насторожило. Тем более, что я почувствовала, что время рентгена прошло и посмотрела на часы: полчетвертого ночи! Сообщаю об этом Маратке – он смотрит на меня квадратными глазами, не верит. Показываю ему свои часы – удивляется. Надо, говорю, идти, наверное, домой – рентгена мне сейчас уже не сделает никто. Хоть бы засветло прийти – видишь, куда зашли, сразу и не найдемся. И тут начинает темнеть. Резко, словно свет выключили. И дядька, шедший рядом, вдруг Маратке разонравился ужасно, и тот ему говорит, что, мол, ты такой гигант, иди где-нибудь не с нами. Тот сворачивает на какую-то дорогу и мелькает меж неизвестно откуда взявшихся людей. Какие-то странные люди. Шли, глядя перед собой, не под ноги, не по сторонам. А тот среди них – как свой, и в то же время какой-то… нормальный. Я перепугалась – как без такой громилы в чужом месте, где столько непонятностей, бросилась за ним, крича Маратке, чтобы никуда с братиком не сходил с этого места. А дядька уходил все дальше, не убыстряя шага, я, бежавшая, догнать его не могла. И тут я поняла, то заблудилась.

Он просто исчез за следующим поворотом, словно растворился. Я оказалась в гуще незнакомых многоэтажек. Безлюдно, только окна горят. И тишина. Бросилась назад – и не нашла дорогу. Прислушалась – недалеко гудела трасса. Туда надо! Побежала на трассу, зная, почему-то что Марат с братиком без меня пропадут, надо выходить всем вместе. Выскочила на трасу, где шел одинокий грузовик неизвестной компании и за ним плелся микроавтобус с… человеческим лицом. Тот посмотрел на меня, подмигнул и улыбнулся, распахнув двери. Садиться в человеко-автобус не хотелось. Я показала ему направлении, он развернулся тут же, звеня шинами по асфальту, превратившемуся в проселок, и мы пошли навстречу Марату. Не темнело, и не светало, хотя время, по всем параметрам, должно было перевалить за пять-шесть утра. За поворотом я нашла расплющенных, словно каток по ним прошел, Марата и его братишку. Человеко-автобус пробурчал что-то невнятное и нахмурился, посматривая по сторонам. Марат с пацаном странного своего состояния, похоже, не замечали, приветливо взмахнули руками и побрели навстречу.

В той же самой гуще многоэтажек оказались внезапно, словно только туда и стремились. Там встретили нас, как родных, толпа незнакомых теток с толстыми шеями. Они готовы были дать нам «за так» все, на что укажем или скажем. Впрочем, Марат уже не говорил. Да он и всегда отличался молчаливостью. Автобус они отгоняли подальше, но я просила его остаться, словно от него зависело наше общее будущее.

Нас кормили вкусными плюшками, надавали шмоток, пытаясь тут же примерить сразу все, восторгались и ахали. Завели-таки, разлучив с автобусом, в небольшую комнатку, как они заявили, предназначенную для столования. Столовой там не пахло. Пахло жжеными проводами и резиной. Толстая тетка подошла к нам и стала крутить мараткину голову вправо-влево, пытаясь оторвать ее. Неизвестно куда делся его пацанчик, и меня пробрало до костей от гнева. Схватив тонкую каку-ьл пластину, я подошла к тетке сзади и приставила ей острый конец к шее. Та не реагировала, а Марат начал задыхаться. Пришлось надавить глубже, кожа прорезалась, но не выступило ни кровинки. От удивления я давила и давила, пластина резала кожу, тетка отрывала Мараткину голову, я отрезала ее. Пока, наконец, голова не отделались от туловища и безвольно повисла на клочке ткани. Тетка зашевелила руками, пытаясь приставить ее обратно. Я с перепугу дернула за ее кудряшки и отбросила оторванную голову в угол. Тут же явилось еще несколько пседочеловек с намерением сделать с нами то же самое, только бескровным путем. Пришлось отрезать головы всем сразу – благо, они оказались не слишком поворотливыми. Бежать надо, бросила я Марату, бросившись искать его братишкцу. В сосодней комнате сидел мужчина аристократической наружности, потягивая какой-то напиток из высокого бокала. Он удивленно воззрился на меня и потянулся пальцами к какой-то кнопке в столе. Чтобы не случилось непредвиденного, нужно было срочно ликвидировать его. Я подбежала к нему с пластиной, резанула по горлу – там оказался внутри провод, голова не оторвалась, оставшись висеть. Я дернула его из-за стола, - на концах его ног были оголенные провода. Пришлось доволочь его до ванны и бросить туда, убегая, я слышала, как трещали контакты.

Мальчишка сидел, прижавшись к стеночке у двери. Он вернулся в нормальное состояние, только был сильно перепуган. Пришлось тащить его за руку, как младенца.

Вместе с Маратом и пацаном выскочили из непонятного дома, где нас встречали кликами и радостью, словно принимали в свою семью. И тут меня осенило: слушай, бежим, у них сейчас должно закоротить основной источник питания. И мы помчались. Нас останавливали все, кому не лень: у них отраслали длинные руки, нам ставили ножки, пытались захлестнуть лассо. Тут появился давешний дядька-атлет и жестами показал, куда бежать – на шоссе и дальше, и быстро-быстро! Пока мы не выбрались на проселок за шоссейкой, преследователи не отрывались от нас ни на минуту. И только здесь стало поспокойнее.

Появились люди-автобусы, наш обрадовался, пошел с нами рядом. Появились какие-то бетонные плиты, под которыми я решила укрыться. Через несколько минут стало темнеть, в окнах загорелся свет, потом остался всего в нескольких, видных оттуда – стояли вдоль шоссе на той стороне. И пошли мародеры. Отрядом. С невидящим взглядом, но все замечающие. Заметили они и нас. Девушка с вязанкой вещей зацепила меня за рукав, потянула. Я ударила ее ногой, та отлетела, подошли толпой, сгрудились, пришлось отбиваться и убегать. Появилась старуха-колдунья с иным, более подвижным лицом, фиолетовой кожей лица. Тебе уходить надо туда – она указала путь, погладила по руке и скрылась. Мы выскользнули из толпы, дружно потекшей за нами, и оказались в новом мире – людей в желтых шляпах. Они сновали повсюду, делали какие-то свои дела, улыбались, обладали живой мимикой, но все-таки отличались от нас. И я поняла, что желтую шляпку, которые нам настоятельно предлагали, ни в коем случае надевать нелязя – превратишься в желтошляпого. Человек-автобус помог нам. Он настоятельно распахивал двери, приглашая внутрь. Марат и мальчишка влезли внутрь. Пришлось идти вслед. Внутри был обычный салон. Только вместо водительского кресла и приборной доски был наглухо запечатанный, словно заваренный, отсек. Автобус довез нас до того места, откуда мы начали наше путешествие – к начал цыганского рынка и взглядом показал, куда надо идти.

24 июля 2008 г.


Отзывы читателей:

Альфарос: Но всё хорошо, что хорошо кончается... С легким пробуждением... Давешний дядька-атлет

Буслаева К.Н.: Я опоздала на рентген, как мне показалось, кошмарный сон, навеянный телевидением последних лет. Или это что-то более сложное? Тогда я не поняла.


Оставьте свой отзыв к статье "Я опоздала на рентген":
Ваше имя:

Ваш отзыв о "Я опоздала на рентген":

контрольный код:




Поделиться (вам не трудно, а автору приятно):

Читайте еще:

  • Маленький секрет сезонного отдыха
  • Продавец всемогущества
  • Про Дану Борисову и инкогнито
  • Наброски снов
  • Фейерверк под пиво

  •  
     
    © 2005 - 2021 Лазарева Людмила. Перепечатка статьи "Я опоздала на рентген" без письменного разрешения запрещена.